Что такое выбор?

Выборы, выборы… О выборах писать скучно, с ними все понятно. Еще никогда наверху не выказывали столь сильной озабоченности по поводу явки. Лишь бы избиратель проголосовал. Вообще. Не важно за кого. Лишь бы пришел — и вся королевская конница, вся королевская рать брошена на решение этой архисложной задачи.

Что такое выбор?

Приходите вы в магазин, компьютер купить например — и выбираете, на чем остановиться. Есть варианты дороже, но неимоверной крутизны, есть подешевле и для бюджета полегче, можно вдобавок купить еще много нужных вещей. Есть альтернативные варианты — когда одними функциями жертвуешь, другие приобретаешь — в общем, есть выбор.
Но представьте себе, что вопрос ставится по-другому: пожалуйста, проголосуйте за какой-нибудь товар в нашем магазине! Неважно какой — просто поставьте лайк и все! Да, мы в любом случае продадим только Путина; но нам крайне важен голос каждого из вас, иначе о нас могут плохо подумать!
Или еще пример: вместо витрины с ноутбуками один другого лучше — стоят недоразумения один другого хуже. Игрушка для детей от двух до четырех с одноименным названием, фотография ноутбука в узорной рамке, калькулятор, осциллограф и фитнес-браслет. С напористыми такими слоганами о собственной исключительности и горячем стремлении стать ноутбуком вашей мечты. И где-то посреди них стоит такой старый, набитый вирусами, через раз работающий но реальный ноут, сданный в утиль еще в далеком 2008-м, но до сих пор незаменимый и безальтернативный.
Это — не выбор и не выборы. Это издевательство.

Гораздо интереснее наблюдать за конфликтом между ученым-историком и медийным фриком (на видео), по крайней мере в качестве пищи для размышлений. Историю пишут победители, а победителями становятся те, кто определяет правила игры. Их надо делать во-первых, «модерируемыми», чтобы можно было тупо банить кого надо без суда, следствия и права на апелляцию. При этом изо всех сил подчеркивать важность, неприкосновенность и даже «священность» правил, демонстративно настаивать на их выполнении вплоть до мелочей, и, одновременно, самым наглым образом их «когда надо» нарушать. Во-вторых, правила должны быть туманными и непонятными для игроков; в идеале должно быть одновременно несколько равноправных систем взаимоисключающих правил. В третьих, должны быть участники игры, на которых правила не распространяются.

Часто приходится слышать такую фигуру мысли: мол, чем больше ты, дурак, будешь опровергать Тяпкина Ляпкина, тем больше будет вокруг него шума. А поскольку шум есть пиар, то каждый гвоздь в гроб противника лишь возносит его на Олимп известности, цитируемости, славы и величия. Фигура мысли ставит в тупик: что не так с нашими вполне рабочими, отточенными бытом навыками полемической борьбы? А с ними все в порядке, просто встречаются люди, которым разрешено нарушать правила. И то, что навсегда «закопает» и подвергнет жесточайшему остракизму рядового игрока, совершенно бесполезно против профессиональных скандалистов с включенным «режимом Бога». Таким любой пиар будет со знаком плюс, ибо других знаков для них не предусмотрено в принципе.

Еще одна грань конфликта — столкновение традиционного мышления, в котором «правда всегда одна» и побеждает более весомая аргументация, с новым альтернативным, в котором прав тот кто громче крикнет. На мой взгляд, ученое сообщество должно выступать не против конкретного фрика, а вообще против сложившейся системы, при которой можно успешно лгать, а правду легко отрицать. Легализованная в одной области ложь неизбежно начинает наступление на соседние области человеческого бытия. Сегодня мы разрешили лгать политику, и он безнаказанно обманывает избирателей, не выполняя обещаний и постоянно совершая поступки идущие вразрез с собственными декларациями. Завтра к власти придет насквозь лживый политический режим, которому потребуются услуги профессиональных подонков, за которые им будет дарован неприкосновенный статус. Именно их вместо действительно компетентных специалистов будут в качестве экспертов привлекать к решению самых важных вопросов. А среди медийных подонков рано или поздно «найдутся и те кто придет за тобой»: сегодня Соколов, завтра будет новы скандальный пиар и новая жертва.

Особое внимание обратите на растерянность, с которой традиционно мыслящий человек встечает трэш и угар альтернативно мыслящих. Истина оказывается слишком страшна, чтобы признать ее — мол, это сумасшедшие, недостойные того чтобы пачкаться о них люди, надо обходить таких стороной… Но это не пациенты дурдома, а люди, у которых равные с нами права. И если они сознательно защищают ложь, если на обвинения в обмане они отвечают еще более бессовестным враньем — никаких других методов принуждения их к адекватности, кроме насильственных, не существует. Ну и разумеется, пока не будут обезврежены выгодополучатели общественных отношений, допускающих и даже поощряющих безнаказанность обмана во многих ключевых областях нашей жизнедеятельности, проблема неадекватности, невменяемости внушительной части наших сограждан не может быть решена в принципе.

Н.Зайков

179 просмотров всего, 3 просмотров сегодня

Может быть вам еще будет интересно почитать...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *