Почему я социалист (часть 2)

Борьба за власть и ресурсы крутит маховик истории. Для иллюстрации этого тезиса можно привести множество исторических примеров. Например — революционная Франция времен Конвента. Всю страну лихорадит национальной идеей. Нация в едином порыве сплотилась вокруг революционных идеалов. Свобода, равенство, братство. Алон занфан дё ля патрийё… Но экономическая ситуация стремительно ухудшается. В чем же дело? Внезапно выясняется, что сплотились далеко не все. Что некоторые сволочи спекулируют зерном, урезают зарплаты, воруют и так далее. Что какие-то твари наживаются буквально на костях, им плевать на все кроме собственного кармана. Революционный Конвент объявил предателям нации войну. Сначала с трибун загремели обличительные речи, призванные утопить несознательных в океане стыда и позора. Талантливейшие ораторы гневно клеймили врагов революции, но ничего не менялось. Когда слова закончились, заговорили гильотины. Последнее слово техники на то время, наиболее быстрый метод казни, благодаря им стало возможным увеличить количество смертных приговоров на два порядка, и… Опять провал. Количество «предателей» не уменьшилось, террор оказался бесполезен. Представляю себе изумление членов Комитета общественного спасения, когда казни не привели к ожидаемому результату. И еще большее изумление, когда коррупционеры и спекулянты, в ходе успешного переворота, отвели на гильотину их самих.
peavos2
С тех пор (по крайней мере) говорить о нации как о едином организме, мыслить ее как единое — полный абсурд. В едином организме нет и быть не может столь сильного антагонизма, столь яростного и беспощадного противоборства. Наше сердце не терроризирует легкие, а печень не пытается съесть мозг. Но интересы общественных классов диаметрально противоположны; любой социум является ареной классовой борьбы. Точнее говоря, охоты: низшие классы, как менее защищенные, становятся жертвой правящих хищников. Можно ли это предотвратить? Можно, если прекратить жить «звериным обычаем». То есть деструктивные цели (разбогатеть любой ценой) законодательно поменять на созидательные, подспудно запретив основу хозяйственного эгоизма — частную собственность на средства производства. Потому что она дает владельцу возможность молниеносного обогащения, а имущественная пропасть между богатым и бедным и превращает первого — в хищника, а последнего — в жертву. Далее, из частной собственности на средства производства произрастает и коррупция. Бюджет страны не разворовывается чиновниками, а именно распиливается вместе с бизнесом, для того чтобы стало возможно нецелевое использование средств, необходим частник-соучастник на другом конце пилы. Бизнес можно понять (но не простить) — ему не нужна конкуренция с непредсказуемыми результатами. Как можно вкладывать деньги, не зная, что получится в итоге? Бизнесу нужна прогнозируемость, за стабильно падающие госзаказы он готов давать взятки. Да и сама взятка, вообще, возможна только при наличии сверхдоходов у взяткодателей.

Эта простая мысль — чтобы люди не совершали преступлений, надо ограничить возможности их совершения — почему-то всем хорошо понятна везде, кроме случаев связанных с капитализмом. Приведу пример: за редким исключением, все понимают пользу демократии. Все понимают, что единоличный правитель, получив неограниченную полноту власти, будет ей злоупотреблять, и это общественно опасное явление. Отсюда у нас разделение власти на три ветви, выборы, и так далее. А частник, имеющий неограниченную полноту власти на своем предприятии, разве не будет ей злоупотреблять? Конечно же, будет. Это общественно опасное явление? Безусловно. А почему мы с ним никак не боремся, почему мы не отправим частную собственность на средства производства, как и монархию, на свалку истории?

Приведу другой пример: представьте, что вышел закон, который предписывал бы хранить деньги в незапертом сарае, везде построили такие сараи, по одному на квартал. Вечером все принесли туда деньги, а наутро — внезапно — денег там не оказалось. И развернулась «широкая общественная дискуссия».

Эксперт номер один: деньги исчезли потому, что кругом много нерусских, которые всячески гадят и не дают русским построить свое национальное государство.
Эксперт номер два: в битве цивилизационных эгрегоров на рубеже эпох символы западной парадигмы одержали верх над метафизической традиционной идентичностью русского гиперэтноса; архетипическая трансформация сознания и унификация смыслов в духе современной глобализации ставит под угрозу наш уникальный цивилизационный код, формирующий фундамент социокультурной матрицы как мостик иное измерение, размывает сакральные основы национального бытия как целостно, так и во всех аспектах ее феноменальной метаисторической природы; и символический аффект от осознания столь масштабной духовной пропасти вынуждает нас срочно ответить на вопрос: кто мы, зачем пришли в этот мир и куда грядем.
Эксперт номер три: денег нет потому, что кровавые коммунисты осуществили религиозный геноцид, разрушили православные скрепы, веками созидавшие законность и общественный порядок, и чтобы не произошло рецидива, нужно срочно вынести Ленина из Мавзолея и переименовать Тутаев в Романов-Борисоглебск.
Эксперт номер четыре: надо всенародно покаяться за грех убийства царственных стастотерпцев, дать юридическую оценку преступному режиму Сталина, при котором заградотряды пулеметным огнем гнали безоружный штрафбат насиловать миллионы немок и реабилитировать власовцев как диссидентов 40-х.
Эксперт номер пять: англосаксонская агентура и управляемая ей пятая колонна предателей Родины совершила очередную диверсию по подрыву российского суверенитета. Всем срочно сплотиться вокруг В.В. Путина как национального лидера, и зорко следить, нет ли где измены.
Эксперт номер шесть: тоталитарный режим Путина всячески мешает формированию в России полноценного гражданского общества, в результате чего нагло попираются права и свободы всех и каждого. Давно потерявший легитимность преступный режим вверг страну в хаос, немыслимый для цивилизованных стран.
Эксперт номер семь (из-за бугра): да-да, мы все глубоко обеспокоены из-за кражи денег. Оказывается, в вашей стране есть воры! У нас с воровством покончено раз и навсегда. То, что в в России до сих пор происходят подобные инциденты, еще раз доказывает, что эта варварская, отсталая страна представляет собой большую и первоочередную угрозу всему цивилизованному миру. Всвязи с чем мы единогласно приняли новый пакет санкций.

И так далее — можно привести и множество других «экспертных мнений», но твердо можно быть уверенным лишь в одном: никто не назовет истинных причин. Почему мы стали хранить деньги в незапертом сарае? То есть, возвращаясь к нашим баранам — почему сделано все, чтобы чиновникам и олигархам было так же легко и безнаказанно грабить страну и народ, как вынести ночью деньги из незапертого сарая? Почему мы идем на поводу у разнообразных болтунов, уверяющих что замок — это дикость, а охрана — варварство?

Кто из вас, читатели, поверит, что для того, чтобы жизнь наладилась, надо подарить квартиру соседу? Что он будет более эффективным собственником ее, чем вы сами? Что остаться без квартиры — в ваших же интересах, так как сосед не только позволит вам и дальше там жить, но оптимизирует коммунальные платежи и сделает евроремонт? Думаю, таких нет. Но в то что народное имущество надо было непременно подарить частникам — почему-то верят.

А частник экономике нужен примерно так же, как сосед — вашей квартире. То есть не нужен вообще. Потому что всю работу за него делают наемные работники, которые получают зарплату и поэтому мотивированы точно так же, как работники на государственном предприятии. А хаотичность частного бизнеса ведет лишь к неэффективному использованию ресурсов. Представим себе, что некто решил открыть обувную фабрику. Спрогнозировать «на коленке», будет ли пользоваться спросом его продукция, он не может за неимением объективных статистических данных, да и не умеет. А даже если бы умел и данные были — поскольку четкого плана по развитию региона нет, и каждый делает все что хочет — будущее непредсказуемо. Поэтому действует интуитивно. Он тратит ресурсы, строит здание, закупает сырье и оборудование. Но одновременно и рядом с ним другие предприниматели, также по наитию, строят еще пять таких же обувных фабрик.

Зачем так разбазаривать ресурсы, когда можно (при социализме) все посчитать, и построить этих фабрик ровно столько, сколько нужно? Заодно не будет конкуренции, и огромных средств, выбрасываемых на ветер, то есть в рекламу и маркетинг, что как следствие раздувает цену товара до невероятных пределов. Но самое страшное даже не в этом. Предприниматель, оказавшись в условиях избыточного предложения, отнюдь не собирается закрывать уже не нужную фабрику. Конечно, в теории это его предпринимательский риск, который он должен безропотно обслуживать за свой счет, за что он и получает прибыль. Но на практике все риски перекладываются на наемных работников. Им сверху спускают именно то, что предано анафеме в макроэкономике: план (ведь иначе частник не нужен). Его невыполнимость никого не интересует. Нанимаются церберы, чтобы следить за выполнением плана, и начинается жесть, бессмысленная и беспощадная. Разнообразный обман сотрудников, штрафы, урезания зарплат, безумный объем работ (двойная ставка выдаваемая за одинарную), издевательства, унижения, истерики, нервные срывы, сокращения, увольнения, и прочие прелести «эффективного менеджмента». Все это делается совершенно безнаказанно, жаловаться некому. Ну а если вы, к примеру, в состоянии нервного срыва сели за руль и разбились в автокатастрофе — сами и виноваты. Здорово?

Случается и обратное: фабрика нужна, но никто ее не строит. Вот у нас в городе только официальная безработица 11 процентов, то есть реальная раза в три выше, люди готовы работать за еду, а инвесторов все нет. Так зачем же мне поддерживать капиталистический строй?

Н.Зайков

412 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Может быть вам еще будет интересно почитать...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>