Жостовский мазок

«Работница» N3 -1978

Подносы расписывал ее отец, подносы расписывал ее дед. Отец в последние дни своей жизни, перед смертью, нарисовал для нее, тринадцатилетней, альбом с цветами. Завещал самое ценное, что имел и умел. Было это в войну. Альбом не уцелел. Нина Николаевна запомнила из него «папины астры». Потом она их много писала, пишет и сейчас. Жостовский мазок у нее в крови.
В Жостове она родилась, выросла, жила, стала известной художницей,
— Выходит, вся жизнь на фабрике, &ез перерыва?
— Был перерыв,—смущенно отвечает Нина Николаевна.— 25 лет руководила танцевальным коллективом. Очень люблю танцевать! Согласитесь, что танцы и живопись близки, в танцах тоже и рисунок, и композиция, и характер.
Нина Гончарова —лауреат Государственной премии РСФСР имени Репина 1977 года. Ее работы неизменно получают самые высокие оценки взыскательных ученых-искусствоеедов. Совсем недавно состоялась ее персональная выставка в Москве, экспонаты которой сейчас хранятся у нее дома.
Нина Николаевна расстилает на полу серую бумагу — на цветном подносы не смотрятся,— и по ней разбрасывает подносы.
Как описать, с чем сравнить это впечатление, не знаю. Сказка, чудо, райский сад? Все не годится, все слабее. Жостовские подносы, жостовские букеты, жостовские буйные краски известны давно. заслужили мировую славу- В декабре 1975 года промыслу исполнилось сто пятьдесят лет.


Классический жостовский поднос имеет глубокий черный фон, на нем реалистические фрукты, букеты, гирлянды цветов. Живопись отличают и радостные краски и широкий, смелый, жостовский мазок. Образцов нет. Каждый художник свободен в своей фантазии. Есть двадцать шесть типов (форм) подноса, есть школа, традиция. Остальное — мастерство, талант.
Нина Николаевна часто меняет фон подноса. Как она говорит, фона должны быть разные. И у нее они действительно разные—глубокий синий, например. «Я крыла его лаком двенадцать раз для того, чтобы дать такую глубину». Интенсивный красный и темно-вишневый, классический ампирный зеленый, золотой, коричневый. Краску, цвет назвать легко, но невозможно передать ощущение от цвета и света работ художницы. Недаром, когда ее просят
повторить поднос, она говорит: «Не могу».
Нина Николаевна любит рисовать розы больше всего—розы в букете, какого нигде на свете не было и нет. Смотришь на ее овальный поднос с розами (в нем удивительно сочетание зеленого с розовым и золотым) и понимаешь, что это шедевр.
С некоторых пор Нина Николаевна стала еще писать и птиц, вернее, птицу. Эта красная птица на красном горящем подносе потом появилась и на других фонах. Трудно сказать, сказочная она или реальная. Вернее, и то и другое, как все. что пишет Гончарова.
Спрашиваю о поиске нового.
— Как-то пыталась черные розы писать. Красиво. Но неудача. Меня за черные розы ругали. Нет, я не боюсь, когда меня ругают. Лучше, когда ругают, чем когда молчат. Из каждого замечания что-то берешь.
— А вообще в Жостове много было экспериментов?
— Были, конечно. Пробовали мы другие материалы —пластмассу, оргалит. Но это решительно плохо. И мы отказались. Потом было: чуть ли не один цветок на всем подносе, то укрупняли его, то умельчали. Но две ромашки—это же не Жостово.
— А что—Жостово?
— Жостовский мазок. Мы идем от кисти. Как мазок—так лепесток. У нас нет ни карандаша. ничего. Все — мазок, в этом вся суть нашего мастерства. Второе— блик. Ну и связывающая букет травка-привязка. И последнее— орнамент по борту. Обычно тоже растительный, заплести его надо так. чтобы закончить вещь. Я люблю плотный кружевной орнамент. А иногда оставляю воздух, Это не заранее придумывается.
…Лежат на полу на серой бумаге подносы, называются «Весна», «Лето», «Солнышко», «Птица и розы». «Осень»… Фон «Осени» бронзовый, золотой, коричневый, Рисунок тонкий, напоминает японский, но только отдаленно, он все равно жостовский, гончаровский, уникальный. Вот еще два подноса. Один называется «Прелесть»—на нем розовые розы, Другой «Нежность»—там розы желтые, зеленые, голубые. И нежность и прелесть есть в них, но и что-то еще. чему не придумать названия.
Прямоугольные, овальные, огромные и совсем крошечные эти подносы-картины, полные роз и астр, ромашек и трав, цветут вечным цветом подлинного народного искусства.
Наталья ДАВЫДОВА

Write a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll Up