Расстрел пьяных водителей в СССР

Профессия водителя имеет свои специфические особенности, требующие от шофера постоянного напряжения. Опасность подстерегает шофера на каждом шагу, особенно на городских улицах с интенсивным движением на перекрестках, плохих дорогах и т. п.
Производственное поведение шофера определяется не только его умением управлять машиной, но в еще большей степени наличием у него важнейших профессиональных качеств—хладнокровия, выдержки, решительности, глазомера, переключаемости, умения правильно распределять внимание, умения ориентироваться в обстановке и т. д.
Вопросы охраны труда и здоровья трудящихся и государственного имущества выдвигают перед нами постоянное требование предварительного профессионального подбора водителей. Это основное требование призваны осуществлять психотехнические лаборатории.
Вслед за психотехническим испытанием право управления устанавливается специальными комиссиями (квалификационными или экзаменационными), организованными при местных транспортах управления, которые подвергают каждого желающего быть водителем предварительному испытанию на знание машины, правил уличного движении и умение управлять рулем.
Но несмотря на эти предварительные испытания, направленные к улучшению водительских кадров, кривая аварийности и травматизма за последние годы растет. Об этом свидетельствуют как данные по отдельным крупным транспортным хозяйствам (Москомтрапс, Ленкомтранс, Союз-транс), так особенно данные московской станции скорой помощи.
Сопоставляя данные станции скорой помощи за период с 1927 по 1932 гг., мы видим, что рост жертв уличного движения значительно опережает рост транспорта и населения.
Чем это объясняется?
Среди ряда причин, подчас носящих объективный характер, мы должны указать на одну чрезвычайно важную причину— игнорирование водителем самого существенного и важного требования водительской профессии:
Соблюдение правил езды!
Статистические данные отдела регулирования уличного движения московской милиции показывают, что из всех аварий, происшедших в Москве в течение 1932 г., 88,3 проц. произошли исключительно по вине самих водителей.
Дальнейший анализ причин установил, что основными среди них являются лихачество и пьянка.
Под влиянием алкоголя все те важные качества, которые являются специфической особенностью водительской профессии и о которых говорилось выше, пли совершенно исчезают, или же значительно ослабевают. Редко, когда нетрезвый водитель доставляет машину в целости в гараж.
Основная ошибка шофера заключается в том, что, садясь за руль после приема алкоголя, он не считает себя в состоянии опьянения и слишком полагается на свою опытность или «умение владеть собой». В большинстве случаев это подкрепляется тем, что, мол, выпито было мало, одна-две рюмки!
Так именно было с шофером В. И. Ивановым.
Иванову 28 лет. Рабочий стаж его 7 лет.

В гараже Моссовета он считался высококвалифицированным специалистом своего дела и, являясь одновременно механиком, был выдвинут па должность старшего шофера, а фактически—заведующего гаражом.
3 декабря 1933 г., около 11 час. утра, на легковой машине форд Иванов возвращался из загородной поездки в Москву. Ехал он по Ленинградскому шоссе, которое среди московских улиц и пригородных дорог занимает первое место по аварийности и травматизму. В этот день Ленинградское шоссе было особенно опасно, так как оно имело раскатанную зеркальную поверхность, чрезвычайно скользкую и непригодную для быстрой езды. Тем не менее Иванов, не стесняясь, «нажимал на газ» и по такой ненадежной дороге развил скорость более 60 км в час.
Не доезжая аэродрома, Иванов, по его словам, обогнал впереди идущую грузовую машину и, когда хотел взять вправо, у него забросило зад машины.
По краю дороги, в том же направлении к Москве, шла колонна красноармейцев из 13 человек в шесть рядов по два человека в ряд.
Как только машина завиляла, Иванов не направил ее в левую сторону, а повернул вправо и… наехал прямо на колонну красноармейцев.
Вследствие большой скорости, машина проехала через всю колонну, разметала все шесть рядов. Иванов пытался скрыться, но во-время был задержан.
Двое красноармейцев было убито на месте, двое умерли в больнице, а пятеро получили различной степени ранения и ушибы. Задержанный шофер Иванов был подвергнут врачебному освидетельствованию и оказался в нетрезвом состоянии.
Один из свидетелей, именно тот, кто в это утро ехал с Ивановым за город, на суде показывал, что туда шофер ехал очень медленно и на его вопрос о причине заявил:

«дорога плохая, скользкая, быстро ехать нельзя».

Но на обратном пути, глотнув водки, Иванов потерял чувство ответственности и сознание опасности, нажал на газ и в результате… небывалый в истории автомобилизма и советских водителей сознательный наезд на колонну. На суде на вопрос судьи, почему он не свернул влево, Иванов ответил, что он мог в этом случае столкнуться со встречной легковой машиной.
Приводимый ниже сокращенный текст приговора, воздавая должное возмутительному и позорящему водительский состав поступку Иванова, одновременно должен служить для всех шоферов постоянным предостережением в их повседневной работе.

ПРИГОВОР
Именем Российской Социалистической Федеративной Советской Республики
Московский городской суд в открытом судебном заседании 22—23 декабря 1933 г. рассмотрел дело по обвинению Иванова, Валентина Емельяновича, 1905 г. рождения, проживающего в г. Москве, семейного, по профессии шофера, судимого в 1929 г. за то, что сбил автомашиной мальчика, в преступлении, предусмотренном ст. 59-3/в Уг. кодекса.
На суде было установлено, что:
1) шофер Иванов проявлял и ранее преступно-легкомысленное и хулиганское отношение к своим служебным обязанностям и еще в 1929 г. был судим за то, что допустил преступно-грубое нарушение трудовой дисциплины и правил уличного движения и автомашиной сбил мальчика;
2) в данном случае, повлекшем за собой катастрофу, во время которой погибли четыре красноармейца, будучи пьян, вел машину с недопустимой и запрещенной законом скоростью (60 км);
3) видя впереди себя идущую машину и решив обогнать эту машину, он не только не уменьшил скорости движения, но, наоборот, усилил эту скорость и в результате врезался в шедшую впереди него колонну красноармейцев;
4) суд установил, что после происшедшей катастрофы, явившейся прямым следствием rpубого и преступного нарушения шофером Ивановым трудовой дисциплины, последний пытался скрыться, но был задержан караульным красноармейцем Завьяловым и подоспевшими командирами.
Оценивая исключительно злостное и тягчайшее преступление, совершенное шофером Ивановым, повлекшее за собой катастрофу 3 декабря, Мосгорсуд подчеркивает, что ответственность обвиняемаго Иванова усугубляется еще в большей степени и тем, что он, будучи старшим-по гаражу, должен был служить примером лучшей работы для других, но Иванов не только не оправдал оказанного ему доверия, но самым преступным образом нарушил прямую обязанность каждого трудящегося Советской страны: окружать особой заботой, вниманием и любовью-нашу родную рабоче-крестьянскую Красную армию.


Суд рассматривает поэтому преступление Иванова как тягчайшее преступление перед страной, предусмотренное ст. 59-3/в 2 ч. Уг. код.
Руководствуясь ст.ст. 319—320 Уг.-процесс. кодекса, приговорил Иванова, Валентина Емельяновнча, подвергнуть высшей мере социальной защиты — расстрелять.
Приговор суда для нас важен не только с точки зрения справедливой пролетарской оценки преступного деяния шофера Иванова. Значение приговора для всей водительской массы неизмеримо выше. Особенно поучителен пункт 3 выводов суда, который многим даже показался несколько странным.
Нормальная скорость грузовой машины для Москвы установлена в 30 км. Вследствие скользкости пути на Ленинградском шоссе машины двигались даже ниже этой скорости. Следовательно, Иванов, идя со скоростью в 60 км, имел полную возможность при обгоне машины на неблагоприятной дороге уменьшить ход, учтя возможность всякой неожиданности. Однако под влиянием алкоголя он потерял чувство меры и сознание опасности и вместо разумного уменьшения скорости еще более увеличил ее, чем усилил возможность создания аварийной ситуации.
Это свойство недооценки и недопонимания обстановки и опасности, так рельефно обрисованное в приговоре суда, является основным в поведении водителя, сидящего за рулем в нетрезвом состоянии.
Вот почему мы категорически требуем от советского водителя, чтобы он никогда не садился за руль после приема алкоголя и никогда не употреблял спиртных напитков во время работы.
Количество выпитого и крепость напитка в этом отношении играют относительную роль. Действие алкоголя проявляется не сразу и влияние его различно на различные организмы. В душной, пропитанной бензиновыми парами, кабинке может «разнести» шофера и от одной рюмки водки или полбутылки пива.
Воздерживаясь сам от употребления алкоголя во время работы, хороший советский шофер обязан принять все меры к тому, чтобы не допускать к рулю любой машины и других водителей, если они вызывают сомнение в своей трезвости.
Отделом урегулирования уличного движения Московской милиции зарегистрированы многочисленные случаи полной потерн сознания шофером во время управления рулем в результате пьянки.
В таком именно состоянии нашел дежурный аварийный инспектор ОРУД шофера 1-го таксомоторного парка Савинова, 28 лег, с шестилетним водительским стажем.
Будучи навеселе, Савинов па машине Л1» Г-22-33 на углу ул. Горького и Б. Грузинской сшиб гр. Спиридонова В. и причинил ему легкие повреждения. Савинов уговорил пострадавшего Спиридонова дела на него не заводить, а поехать к нему «вспрыснуть счастливое спасение» (ведь мог же совсем пропасть). ,
Спиридонов согласился.
Савинов тут же купил водки и, чтобы не терять даром времени, заехал к проживающему на той же улице приятелю и началась попонка.
Выпив изрядное количество вина, вся компания села в машину, и Савинов повез их покататься.
На Ходынской ул., против Хлебозавода, Савинов неожиданно и совершенно без нужды круто свернул машину влево и со всего хода ударился о спокойно стоявшую па противоположной стороне грузовую машину парашютного завода. Савинов не почувствовал удара, хотя его машина и вышла из строя, так как он находился в бесчувственном состоянии и спал за рулем.
Пьянка—самый жестокий, самый беспощадный бич работы водителя. Алкоголь—злейший враг шофера.
Борьба с пьянкой на транспорте—это борьба за социалистическую собственность, за сохранность машины, за безопасность трудящихся, и долг каждого шофера, каждого автоработника вести самую беспощадную борьбу с этим злом.
Арсен Туманян

«За рулем» N3-1934

Write a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll Up