Зачем мы делаем ракеты

inspectors

Источник: «Огонек» N16-17 1992 год

Автор публикуемой ниже статьи
не дилетант в ракетной строительстве.
Он полковник запаса, прошел путь от младшего военпреда
до руководителя военного представительства при КБ —
разработчике зенитно-ракетного вооружения, служил
в Главной ракетно-артиллерийском управлении. Возможно, его точка зрения покажется неприемлемой иным действующим спецам. Но если мы твердо решили влиться
в сообщество цивилизованных стран, то так ли неправомерен вопрос, вынесенный в заголовок статьи?
ЗАЧЕМ МЫ ДЕЛАЕМ РАКЕТЫ?
Анатолий КРАВЦОВ

Чемберлен, Сталин, Гитлер… В середине 30-х годов ни один из них не ожидал, что в будущей войне по их столицам будут наноситься массированные воздушные удары, хотя каждый строил свой бункер. Всем троим руководителям военные докладывали о прочности противовоздушной обороны (ПВО) и о неприступности городов.. и особенно столиц.

План противовоздушной обороны Москвы предусматривал отражение нападения с любого направления, в любое время суток, при любой погоде, на всех высотах. К 22 июля 1941 г. Московская зона ПВО обладала 1044 зенитными орудиями, 585 самолетами-истребителями. В то время как немецкая авиация безнаказанно «долбала» отступающие советские войска, полностью парализовав их, лучшая техника стояла на обороне Москвы в ожидании налетов. И все же когда налеты начались, то только за период с 22 июля до 5 декабря 1941 года к столице прорвалось 229 фашистских бомбардировщиков. Досталось и центру города, и даже Кремлю.

Свои системы ПВО Англия создавала вместе с американцами. В то время как наша ПВО для обнаружения воздушного противника была оснащена эхолокаторами (да и то в ограниченном количестве) и полагалась в основном на уши целой армии воздушных наблюдателей, союзники имели в достаточных количествах радиолокационные станции. Изобретательности английских военных инженеров, казалось, не было пределов. Но вот наступило 16 июня 1944 года, когда немцы нанесли первый массированный ракетный удар по Лондону. Его моральный эффект был очень высоким, несмотря на незначительные английские потери. Это были «Фау-1».
8 сентября 1944 года на Лондон обрушилась первая баллистическая ракета
«Фау-2». Это было принципиально новое оружие. Единственной защитой от него стали дополнительная эвакуация еще 700 тысяч лондонцев и удары по заводам, ракетным базам хранения и боевым позициям немцев.

Опыт подобного противоборства позволяет сделать серьезный вывод. Он состоит в том, что высокие результаты оружие обороны показывает только после его совершенствования, перестройки и переделки под конкретное оружие нападения.
Обратимся к нынешней нашей противоракетной обороне. Прочтите труды и обоснования апологетов военно-промышленных комплексов США и СССР, а теперь ВПК СНГ и чисто российского ВПК. Почитайте диссертации, технические проекты и отчеты государственных комиссий. Посмотрите расчеты квалифицирован ней ших расчетчиков-математиков. Вся интеллектуальная мощь ВПК доказывала и доказывает, что ПРО необходима, что без нее никак не обойтись.

Наши военные и гражданские министры, главкомы ПВО. воротилы ВПК и вторившие им депутаты на полную катушку использовали те пороги противоракетного вооружения, которые разрешены «Договором об ограничении систем ПРО» 1972 года: разрешено 100 ракет поставить на защиту от нападения из космоса. И поставили.
А вот и заявление Президента:

«Мы готовы совместно разрабатывать, а затем создать и совместно эксплуатировать глобальную систему защиты вместо СОИ».

Что это — затмение, ошибка? Нищей ли России с ее разрушенной промышленностью и колоссально отставшей элементной базой участвовать в «звездных войнах»?

Допустим на минуту, что американцы взяли нас в компанию. Допустим, что, например, наработки наших ядерщиков в создании бортовых ядерных реакторов — источников электроэнергии типа «Топаз», о возможности использования которых американцами говорят уже четвертый год, пригодятся нашим предполагаемым компаньонам по ПРО. Допустим даже, что удастся «всучить» им наши ракеты-носители, построенные на безнадежно устаревшей элементной технике, или удастся состыковать наши системы космической разведки. Но в это трудно поверить, если учесть наше отставание в надежности (неспроста же взрываются ядерные реакторы, а три четверти подводного флота с баллистическими ракетами стоит в доках и на рейдах, а не на боевом дежурстве и т. д.).
Оставим в стороне политические нюансы. Ведь мир состоит не только из США и СНГ (а может статься, только России, или мини-СНГ). Захочет ли остальной мир пребывать под нашим «зонтиком»? А если не захочет какая-либо из других больших стран быть под ним или не поверит рекламе о его надежности? Как это отразится на стабильности в мире даже при сокращенных ядерных арсеналах?

Рекламный характер, неосуществимость абсолютной надежности систем ПРО, конечно же, понимают сами разработчики. Неосуществима эта надежность даже в такой богатой стране, как США, и даже при технологической помощи таких гигантов, как Япония. Подобные системы возможны только на бумаге, на дискете компьютера или в голове инженера-гения. То есть они возможны только теоретически. Понимая это, глашатаи ПРО и СОИ делают различные оговорки и крен в сторону ограниченной, так называемой зональной ПРО, убеждая в ее эффективности. Хорошо, допустим, защитили стопроцентно Москву, Санкт-Петербург, Вашингтон, Лос-Анджелес. Но ведь Чернобыль показал, что в ядерной пустыне оазисы невозможны.

Но если ПРО нужна, чтобы защитить президентские резиденции от сумасшедших политиков, то кто сказал, что ядерные бомбы будут доставляться только ракетами, а не гражданскими самолетами, речными баржами, чемоданами или землеройными машинами? Да плевать маньяку на «зонтики», когда уже сейчас в мире 430 действующих АЭС, тысячи ядерных реакторов, десятки тысяч химических заводов. Но и прорваться сквозь ПРО может гораздо большее число ракет, чем предполагают в секретных расчетах. Даже одиночную ракету, запущенную, не дай Бог, каким-либо сумасшедшим, не собьет эта система. Неужели неубедительны свежие факты, когда американская ПВО долго разбиралась с ложными сигналами системы оповещения, или отечественный опыт с посадкой Руста у подножия храма Василия Блаженного?

Если говорить о технической стороне дела, то вероятность поражения ракеты одной противоракетой, имеющей осколочно-фугасную. кумулятивную, стержневую или любую другую неядерную осевую часть, очень низка. Если даже предположить, что наведение было идеальным (почти до столкновения) и вероятность поражения составит 50 процентов, то не представляет особого труда прикинуть, что пуском двух ракет эта вероятность увеличивается только на 25 процентов и что даже для 90-процентной вероятности поражения одной цели понадобилось бы более трех ракет. Наши баллистические ракеты, известные как ракеты «СКАД», громадные, контрастновидимые болванки, являющиеся прекрасными мишенями, летевшие с известных направлений, в ожидаемое время, часто сбивались израильской системой ПРО, считающейся довольно совершенной. На один сбитый хусейновский «СКАД» расходовалось по 3—4 ракеты «Патриот». Но и этот — очевидно низкий — результат использован для рекламы системы «Пэ-
триот» как якобы эффективного противоракетного оружия.

При этом как будто никто и не заметил, что американцы провели модернизацию системы специально для поражения подобных баллистических ракет, хотя Договором 1972г. запрещено создавать мобильные средства ПРО. Наши военные и политики не сделали американцам представлений по этому поводу. А почему? Может быть, из-за того, что «СКАД» — немежконтинентальная ракета с соответствующими скоростями? Да нет же, потому что сами возложили задачи ПРО на свои зенитные ракетные системы, в частности на систему С-300.

Беззастенчивая реклама нашего и американского зенитно-ракетного оружия идет полным ходом и, похоже, дает свои результаты. Она помогает военно-промышленным комплексам в добывании субсидий, что разорительно, особенно для нашей истощенной экономики. Но более существенным и опасным является то, что, умелая, широкая, искусная, эта реклама помогает поддерживать у широких масс людей и у политиков иллюзию их защищенности и влияет на принятие ими финансовых, военных и политических решений. Смею утверждать, что иллюзия возможности защиты городов, объектов, войск от ракетно-ядерных ударов — едва ли не самая большая из современных мистификаций.

Благодаря высочайшему искусству дезинформации американскому и советскому военно-промышленным комплексам удавалось выбивать ассигнования под СОИ и под ПРО. Чтобы заставить раскошелиться держателей финансов, особых усилий не требовалось. Достаточно было сделать вид, что каждый боится работ по ПРО, проводимых «противником», достаточно было настроить дипломатических, парламентских и иных лоббистов на волну о якобы ее стабилизирующем воздействии.

В декларации руководителей и представителей 36 академий наук (в том числе СССР и США), подписанной в Риме в 1982г., отмечалось, что от ядерного оружия нет защиты. Многие авторитетные ученые еще на заре разработки СОИ убедительно показали ущербность самой идеи осуществимости эффективной ПРО, обосновали невозможность победить в «звездных войнах».
Никто до сих пор не опроверг и того, что для нанесения смертельного удара достаточно менее 1 процента ядерных боеприпасов, достигших цели. Поэтому «щит», способный отразить 99 процентов ударов, бессмыслен. И если даже в 10 раз будут сокращены ядерные арсеналы, то вряд ли можно рассчитывать на надежность «щита», ибо сбить 90 процентов всех целей — абсолютно нереальная задача.

Автор настоящей статьи не был согласен с утверждениями, что ПРО нужна для СССР, не согласен и с тем, что она нужна Российской Федерации. Не нужна потому, что невозможна даже при колоссальных тратах на нее. Абсолютная глобальная система ПРО нереальна и неосуществима — это все равно, что попытаться создать вечный двигатель, добраться до конечной цифры иррационального числа или построить квадратный круг.

Можно согласиться с теми специалистами, которые считают, что наша противоракетная оборона, сооруженная вокруг Москвы, не только не эффективна, хотя на ее создание затратили миллиарды и тратят средства сейчас, поддерживая ее в работоспособном состоянии с помощью тысяч специалистов, но, хуже того, она опасна. И чем скорее мы ее демонтируем и переплавим на металл, а автомобили, электростанции, грузоподъемные машины и другое добро отдадим в хозяйство, тем будет лучше для России, да и для всего мира. Может быть, хватит строить «пушки для стрельбы по воробьям» и засорять космос хламом и мусором?

132 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Понравилось? Поделись с друзьями!

Может быть вам еще будет интересно почитать...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>