Умеете ли вы слушать музыку?

Д.Шостакович
Лауреат Сталинской премии
musica

Умеете ли вы слушать музыку? (нилуфар усманова все песни) Попробуйте как-нибудь спросить об этом у пионеров своего отряда. Мне этот вопрос представляется важным. Ведь только тому, кто умеет слушать музыку, станут понятными глубокое содержание музыкального произведения и художественные образы, созданные композитором.
Что же значит — уметь слушать музыку? Об этом я и хочу поговорить с вами…
Слушать музыку можно только в тишине. Это первое необходимое условие. Ведь музыка — искусство, выражающееся в звуках, в сочетании их. Она воспринимается через слух. Слушать музыку в шуме — это почти то же самое, что пытаться смотреть на полотно художника через густую вуаль или читать книгу, разговаривая с кем-то. Ваши глаза пробегают по строчкам, но при этом вы решительно ничего из прочитанного не поймете.
Так же и шум во время исполнения: он убивает музыку, он как бы стирает ее из вашего восприятия. Вполне попятно, почему это происходит: в шуме трудно сосредоточиться, а музыку нужно слушать внимательно…
Внимание — это второе важное условие, необходимое для того, чтобы понять музыкальное произведение. Лишь при серьезной сосредоточенности перед вами раскроется красота музыки, идеи, вложенные в нее композитором.
Но тишина нужна не только тем, кто слушает музыку. Она необходима также и артистам-исполнителям. Шум в зале грубо нарушает их настроение, уводит их из того мира чувств и мыслей, которые артисты хотят передать слушателям.
Тишина и внимание… Простые правила! Но как много они дадут вам, если вы научились их исполнять, научились слушать музыку!
Вспомните увертюру к опере Бородина «Князь Игорь». Перед вами то возникает образ князя Игоря, погруженного в тяжелое раздумье о судьбах любимой родины, стремящегося разорвать оковы, чтобы вновь собрать полки и разгромить дерзкого врага. То встает образ «голубки-лады», верной, любящей Ярославны или страстной Кончаковны.
Целые сцены — прощание Ярославны с князем Игорем, сражение русских с половцами — проходят перед вашим мысленным взором, когда вы слушаете увертюру к опере «Князь Игорь». Она вводит нас в мир событий, описываемых в опере, знакомит с ее героями, с их душевным обликом…
Другой пример. Вы, разумеется, знаете романс Глинки «Жаворонок».
Нежная, прозрачная мелодия «Жаворонка», изобразительные трели аккомпанемента полны особого поэтического настроения. Оно охватывает нас с такой силой, что вызывает даже зрительные образы — образ пробуждающейся родной природы: невысокая густая трава, неясная зелень только распустившихся берез, глубокая синева неба и где-то там, в вышине, поет, заливается маленькая птичка — вестник весны…
Но проникнуть в настроения этой вдохновенной картины, которую рисует нам музыка, можно только при абсолютной тишине, при сосредоточенности и внимательном слушании.
Чем богаче музыка мыслями, чем выше по своим художественным достоинствам, тем сильнее поглощает она человека, властвует над ним. Музыка поднимает в нашей душе целую бурю чувств, рождает ответные мысли на те идеи, которые выражены композитором в художественных образах. Когда слушаешь прекрасную музыку, хочется самому быть лучше, благороднее. Она зовет на подвиги, на большие дела.
Удивительно понимал и чувствовал музыку Владимир Ильич Ленин. Он слушал ее с наслаждением и глубоким волнением. Об этом говорят в своих воспомина-
ниях и Н. К. Крупская, и А. В. Луначарский, и А. М. Горький.
«Ильич особенно любил «Патетическую сонату» Бетховена, просил ее постоянно играть», —писала Надежда Константиновна ‘.
Мне приходилось встречаться с Алексеем Максимовичем Горьким. Я помню, как слушал он Баха в исполнении Марии Вениаминовны Юдиной. Алексей Максимович сидел чуть сгорбившись, подперев рукой щеку, — в той позе, которая так хорошо знакома нам по портрету. На лице его отражалось глубокое волнение, вызванное гениальной музыкой Баха, и на глазах блестели слезы…
Глубоко чувствовал музыку и Лев Николаевич ‘Толстой. Однажды он разрыдался, слушая «Анданте кантабиле» из гениального квартета Чайковского, где композитор использовал русскую народную песню «Сидел Ваяя»…
Чем выше культура человека, тем больше он понимает и любит музыку. Русский народ один из самых музыкальных народов мира. И ни в одной стране не относятся к музыке с тарной любовью. с таким глубоким вниманием, как у нас.
Я вспоминаю суровый 1942 год, год войны. ‘В Большом зале Московской консерватории исполнялась увертюра Чайковского «1812 год». Зал был переполнен. В те дни помещение не отапливалось, было очень холодно, — но публика сидела без пальто. Среди ярких женских платьев резко выделялись военные защитные гимнастерки.
Симфоническая картина Чайковского была особенно близка каж* дому советскому человеку именно в годы войны, когда враг угрожал нашей родине, нашей свобода, счастью народа. Эта музыка звала на бой с врагом, укрепляла уверенность в победе, помогала яснее ощутить любовь нашу к родине… Во время исполнения симфонии публика сидела не шелохнувшись. Музыка захватила всех. Когда отзвучал заключительный аккорд, в зале некоторое время стояла потрясенная тишина, а потом разразилась буря оваций. Еще раз исполнил оркестр «1812 год»… Но публику и это не удовлетворило! Она потребовала, чтобы симфония прозвучала и в третий раз.
Очень редко просят слушатели повторить большое симфоническое произведение. Но я не могу припомнить, чтобы просили исполнить его три раза подряд. Это говорит о большом умении нашего народа слушать и понимать музыку.
Совсем иное привелось мне наблюдать, когда я был в Америке. В течение дня американское радио почти беспрерывно передает всякие фокстротики, всякую бездумную, растленную музыку.
Изредка в эфир прорывается и настоящая музыка, но обращаются с ней американцы самым непозволительным образом.
Мне как-то посчастливилось, будучи в Америке, «поймать» по радио пятую симфонию Бетховена в прекрасном исполнении. Я с наслаждением слушал ее.
Вдруг, в середине второй части, музыка резко оборвалась, и диктор начал развязно рекламировать… какую-то чулочную фирму. Реклама кончилась, и оркестр заиграл дальше, но я уже не мог слушать. Я выключил радио…
Концерты в Америке посещают только состоятельные люди (билеты очень дороги). Во время исполнения американцы бесцеремонно болтают, пьют, едят…
Все это говорит об уровне американской культуры вообще и музыкальной в частности…
Любовь советских людей к музыке — один из показателей того, насколько высока наша культура. Как и другие виды искусства, музыка — это могучее средство воспитания молодого поколения будущих строителей коммунизма. Вот почему вы, товарищи вожатые, должны развивать у детей любовь к серьезной музыке, хороший музыкальный вкус, должны учить пионеров слушать музыку. Конечно, богатство мыслей и образов в музыкальном произведении раскрывается перед слушателями не сразу. Но о том, как научиться понимать язык звуков, мы побеседуем с вами в другой раз. А пока мне хочется, чтобы на вопрос «Умеете ли вы слушать музыку?» мог ответить утвердительно каждый пионер вашей дружины или отряда.

684 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Может быть вам еще будет интересно почитать...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>