Красно-белые войнушки

Постоянные читатели хорошо знают о моем отношении к красно-белым войнушкам в интернете. Классические диалоги между «коммуняками» и «булкохрустами» я считаю абсолютным верхом идиотизма, до которого даже пресловутые «хохлосрачи» никогда уже не дотянутся. Особенное безумие подобных интернет-баталий заключается в том, что большинство этих самых «коммуняк» у нас вполне себе патриоты (а отнюдь не какие-то кондовые троцкисты-интерационалисты), да и большая часть «беляков» тоже вполне себе «за Россию». То есть, это баталии сугубо внутренние (в отличие от баталий с какими-нибудь западниками-русофобами, откровенно нас всех презирающими). Свои против своих.

Выходить на зашкаливающие уровни ненависти из-за различного отношения к событиям столетней давности, или из-за расхождений в оценке старинных политико-экономических учений (вместо того чтобы искать точки соприкосновения и вбирать в себя наиболее рациональные идеи оппонентов) – это дичайший маразм. Запредельный. Если уж у человека хватает мозгов, чтобы хоть как-то ориентироваться в идеологических и экономических хитросплетениях – ему эти мозги стоило бы направлять не на слепое служение чьей-то стратегии «divide et impera», а на что-то более конструктивное.

Но так уж сложилось, что в этом блоге уделяется немало места тематике массового сознания и политических идеологий. Поэтому, здесь ну никак невозможно обойти вниманием тему «красной идеи», которая хоть малость и сдала за последние годы, но по-прежнему входит в тройку наиболее популярных мировоззрений. Предыдущий пост стал тут едва ли не первой заметкой за девять лет, полностью посвященной критическому рассмотрению последнего члена нашей «большой тройки» (по либерализму и национализму я проезжался уже неоднократно). И реакция оказалась предсказуемо бурной. А зря.

Ну да, я считаю коммунистическое учение в большинстве его популярных вариаций – далеко не самым разумным из существующих учений. Но совершенно не понятно, почему у такого количества людей это вызывает столь яростное возмущение. К фанатичным дуболомами, которые избрали себе одну из трех популярных идеологий и просто не замечают того, что «в строку не ложится» — вопросов нет, они везде одинаковы, и не дай Бог таким людям получить хоть каплю власти… Но ведь попадаются и вполне адекватные люди! Которые мигом теряют остатки адекватности, как только речь заходит о критическом пересмотре марксистских позиций. Прискорбно.

Можно было бы еще понять, если б речь шла об иррациональном. О моральных авторитетах, о религиозных святынях, о культурных шедеврах, и так далее. Там да – чувства, эмоции, всё такое. Но любой политический или экономический концепт – это штука совершенно приземленная и сугубо прикладная. Как чертеж автомобиля. Любой такой концепт должен проходить постоянное критическое испытание и должен постоянно обнаруживать какие-то недостатки. Если не проходит и не обнаруживает – это уже не чертеж, это религия. И в таком случае, надо от него либо отказываться, либо иметь мужество признать, что речь идет о народных верованиях, а вовсе не о рациональном плане оптимальной организации общества.

Как водится, голоса пары «разумных коммунистов» (ради диалога с которым тема и поднималась) утонули в возмущенном массовом хоре. В целом же, новых аргументов я так и не встретил. Каждый тезис (да и каждый возможный антитезис) всякий раз оказывался лишь очередным повторением того, что озвучивалось уже когда-то в наших студенческих истфаковских спорах.

Так каким же образом защитники «красной идеи» ведут нынче дискуссию?

1.

Самый популярный тезис: «да ты, парень, просто жизни не знаешь». Этот тезис повторяется годами напролет, во всех возможных вариациях. От «снимите розовые очки!» до «зажравшимся московским хипстерам советую сначала выехать хотя бы за 200 километров и посмотреть, как реальные люди живут!».

Глупость этого «аргумента» очевидна. Например, у нас большая часть граждан сейчас проживает в огромных городах с населением свыше 100.000 человек. И отличия между этими городами нынче не так уж и значительны. Москва и Владивосток, Химки и Краснодар – везде одни и те же «реальные люди» с одними и теми же реальными проблемами. Везде есть и упадочные предприятия, и цветущие компании, и бедные старушки-пенсионерки, и ловкие пацаны с хорошей зарплатой. Так что, «знание жизни» большинства населения сейчас имеется у любого активного и наблюдательного гражданина из любого города (если, конечно, этот гражданин не ездит на лимузине с охраной, а к его прибытию принимающая сторона не красит траву в нежно-зеленый цвет).

Когда этот бессмысленный тезис проскакивает в разговорах с реальными людьми, мне приходится долго и занудно рассказывать, что своё обычное утро я начинаю отнюдь не с чашечки каппучино и поездки в офис на модном гироскутере, а с чистки снега и растопки печи. Что я бывал в большинстве регионов РФ, от Балтийской косы до Приморья, дикарём, с ночевками в больших городах и глухих деревнях, общаясь с самыми разными людьми. Что мне приходилось выступать и в качестве работника ручного труда на частных предприятиях, и в качестве работника умственного труда в гос.организациях, и в качестве организатора и мелкого работодателя. Нет, я не хипстер и не прожигатель родительских капиталов. И да, я имею-таки некоторые представления о нашей с вами реальности. Причем, представления совершенно не «розовые»… Но не рассказывать же всякий раз о своей личной жизни в интернете! Остается просто делать пометку у себя в голове «этот оппонент – глуповат».

Сюда же можно отнести и камлания на тему «да стоит только тебе обзавестись реальным капиталом, как ты сам станешь эксплуататором, не щадящим людей ради наживы!». Вообще, по моим личным наблюдениям, это высказывание довольно характерно для людей, которые сами когда-то очень хотели богатства или рычагов управления, но как-то не срослось. И теперь эта старая утерянная мечта упрямо лезет из них в виде старого-доброго тезиса «власть портит человека!».

Спору нет, так действительно бывает. Портит. Но, во-первых, далеко не всегда. А во-вторых, реально портит лишь бесконтрольная власть. Такая, как власть помещика над своими крестьянами до 1861 года – когда даже довольно тяжелое преступление в отношении подопечного, вероятней всего, останется безнаказанным. Ну, а здесь и сейчас, само наличие больших капиталов никакой бесконтрольной власти уже давно не гарантирует (привет Ходорковскому!). Да что там говорить, у нас государственный служащий сейчас имеет намного больше реальной власти над людьми, чем директор небольшого предприятия с сотней работников. Может, тогда еще полицию запретим? И чиновников? Пойдем по стопам анархистов… Тоже, кстати, совершенно неконструктивная идеология, построенная на личных обидках (только, на этот раз, обидки на госслужащих, а не на предпринимателей). Но зато хоть последовательная. Уж если избавляться от «угнетения» – так по полной! Чтоб по диким степям бродили свободные люди и кони. Немногочисленные выжившие.

2.

Безусловное второе место (как по популярности, так и по глупости) у тезиса «марксизм – это наука!». Что особенно дико, им частенько щеголяют даже люди, имеющие самое прямое отношение к научному сообществу (пусть и не к социально-гуманитарным дисциплинам, но тем не менее!). Человеку, который освоил хотя бы что-то типа нынешнего кандидатского минимума по философии и теории науки, должно быть стыдно за столь необдуманные формулировки.

Если даже допустить, что речь здесь идет исключительно о самом простом, повседневном значении слова «наука» (то есть, что-то вроде «рациональное комплексное знание») – все равно звучит это диковато. Никто в здравом уме и трезвой памяти не будет спорить с тем фактом, что в марксистской палитре есть немало вполне рациональных (и даже весьма передовых для XIX века) концептов. Но точно также, мы можем обнаружить отдельные рациональные соображения и в национализме, и в либерализме, да и вообще – в большинстве политических учений. И, вроде бы, все понимают, что вполне научные основания некоторых составных идей — еще не делают либерализм «наукой». И марксизм, разумеется, тоже не делает.

Для обозначения подобных вещей в русском языке имеется немало подходящих слов. «Идеология», «учение», и т. д. Да как не назови, сути это не меняет. В любом случае, отличия философско-мировоззренческого комплекса от научной дисциплины слишком многочисленны, чтобы путать эти вещи друг с другом. И даже если бы Маркс был сто раз гениален, и сумел бы в своих философских построениях обобщить абсолютно все данные всех научных дисциплин – мы никак не можем проигнорировать тот факт, что на момент его смерти, эти научные дисциплины находились если не в зачаточном состоянии, то уж по крайней мере в самом детском возрасте.

С тех пор человечество получило такое количество абсолютно новых рациональных знаний о себе и окружающем мире, что никакие обширные обобщения полуторавековой давности уже не могут быть наиболее верными. Они не могут быть верными ни на 100%, ни даже на 60%. В естественных науках это кажется совершенно очевидным фактом, и столь древние обобщающие концепции в области физики и биологии уже не интересны никому, кроме лиц, увлеченных историей науки и философии. Но с социально-гуманитарными дисциплинами в массовом сознании дело в этом плане обстоит намного примитивней (вероятно, из-за более легкомысленного отношения к этим дисциплинам).

3.

Ещё, особенное удивление вызывает то, что люди, считающие свое мировоззрение каким-то особенно научным (а значит, холодно-рациональным), на практике оперируют терминологией, которая уже сама по себе несет сильнейшую эмоциональную нагрузку. «Марксизм – это наука!» – слышу я. И тут же звучат слова о бесчеловечной «эксплуатации», о подлом «воровстве» предпринимателей, о капиталистическом «хищничестве», о проклятых «паразитах», и т. д. Может быть, все-таки, этико-философское учение, а не «наука»? Если так, то я всецело поддерживаю ваше учение! Я ведь тоже, знаете ли, против жажды наживы любой ценой, против несправедливости и угнетения (да и почти все нормальные люди против, знаете ли!). Я воспитываю детей в подобном духе, да и сам по мере сил, пытаюсь жить соответствующим образом, стараясь приносить какую-то помощь обществу и не хапая в одно рыло больше положенного. Может я тоже, этот, «коммунист»?

Но нет, увы. Здесь мне сразу же говорят, что всякая там морально-этическая сторона дела вовсе не при чем. Просто, «красная идея» очень научна и единственно верна. А красный путь, соответственно, самый эффективный из всех. Действительно ли так?

Мне думается, что не совсем. Во всяком случае, подтверждений этому пока маловато.

Нет, конечно, наблюдается совершенно очевидная эффективность коммунистических идей по части их психологического воздействия. Невозможно вдохновить массы на великие свершения с помощью бормотания мантр про свободный рынок. А вот с помощью советских лозунгов – легко. Одно дело, когда я гроблю свое здоровье во имя получения избыточного количества денежных знаков, и совсем другое – когда во имя всеобщего светлого будущего. Под такую песню и умирать не обидно. И, в принципе, из нынешнего прекрасного будущего можно даже порадоваться, что именно такая песня звучала у нас в эпоху великих строек и великих побед 1930-40-х годов. А то, еще неизвестно, как бы там всё обернулось…

Но вот если говорить про материальную эффективность, а не пропагандистскую? Если завтра капитализм в РФ будет резво ликвидирован и начнется ударное строительство коммунистического рая – это действительно будет прогресс? Если в 2017-ом году каким-то невероятным чудом повторится 1917-ый, с последующими национализациями, коллективизациями, диктатурами пролетариата и всеми прочими хорошо знакомыми плясками – это будет эффективней, чем простое продолжение нынешнего поступательного развития и постепенная эволюция существующего строя в такт технологическому развитию и росту человеческих способностей?

Мне думается, что едва ли.

4.

На самом деле, предыдущий пост, вызвавший столько эмоций у некоторых читателей, был спровоцирован коротеньким ироничным диалогом с очередным виртуальным строителем грядущей «Красной Империи 2.0»:

Несмотря на то, что мой собеседник был представителем далеко не самого популярного (зато самого оригинального) ответвления «красной идеи» — то, что он озвучил в приведенной цитате – это прямо идеальный образец неэффективности принудительного «коммунистического строительства» на нынешнем этапе развития человечества. Самый простой и характерный пример.

Взять вполне конкретное и работающее предприятие (я использовал абсолютно реальный пример из своей жизни!), создающее конкурентоспособный продукт и рабочие места. И просто уничтожить его. Только лишь потому, что оно устроено «неканоническим» образом. Ликвидатору этого уже достаточно, ему даже не интересно, как распределяется пресловутая «прибавочная стоимость» на упомянутом предприятии. Как нацисты готовы уничтожить человека уже за его принадлежность к «неправильной» национальности, так и эти готовы уничтожать сложное и полезное творение рук человеческих только лишь за его «неправильную» организацию. Спасибо, что хоть не самого человека. Хотя бы у нацистов коммунисты однозначно выигрывают по части морали…

Вообще, что такое «прогресс»?

Если отвлечься от болезненных политических тем, то это слово едва ли породит какие-то дискуссии. Всем понятно, что такое «более прогрессивный» источник энергии или «более прогрессивное» вычислительное устройство. Прогресс – это рост мощности, экономичности, и вообще – рост всего того, что способствует росту прикладной эффективности. Если практическая эффективность не повышается – это не прогресс. Если мы отберем у бюрократов XVIII века перья с чернилами и вооружим их самыми современными ноутбуками – это будет способствовать лишь регрессу государственного управления. У них там нет даже постоянных источников питания для этих самых ноутбуков. Поиграются немного, а затем наступит полный коллапс. Перья-то отобрали!

Столь же большие сомнения вызывает и «прогрессивность» насаждения социалистического строя (настоящего, с упразднением частной собственности на средства производства) в современной России. Грубо говоря, социализм – это экономическая технология, которая совершенно несовместима с текущим уровнем технического и морально-психологического развития нашего общества. Даже в Советском Союзе 1980-х годов, при первой же возможности многие тысячи людей ринулись заниматься личным обогащением, моментально позабыв все принципы, на которых их воспитывали с самого детства. Что уж говорить про современное наше общество!

Это, наверное, и вправду очень прогрессивно, когда всё общее, и никто никого не эксплуатирует. Ещё, двигатель от современного реактивного самолета – очень прогрессивная штука. Настоящее чудо инженерной мысли. Но надо ли объяснять, что получится, если чрезвычайно прогрессивный (для нашего времени) двигатель от Боинга мы прикрутим к самолету братьев Райт? То, что этот натужно натянутый «прогресс» не принесет никакого полезного эффекта – понятно. Но меня больше волнует, что будет с самим самолетом… Ибо я в этом самолете нынче сижу, вместе со всеми своими близкими. Причем, если «социализм» в этом сравнении еще тянет на обычный реактивный движок (его мы хотя бы уже видели на практике и более-менее понимаем, как он работает и чего от него ждать), то «коммунизм» — это уже натурально варп-реактор из «Стартрека». Придуманная старинным писателем фантастическая технология из будущего, которую кое-кто совершенно всерьез пытается приделать к нашему хрупкому фанерному самолетику, что с таким трудом удерживается в полете трудами тысяч людей – как «эксплуатируемых» так и «эксплуататоров».

Может, хватит уже смелых иррациональных экспериментов, а? На вкус и цвет товарища нет, конечно… но лично я уж лучше потерплю сегодняшнюю весьма условную «эксплуатацию», чем окунусь в атмосферу очередной гражданской войны и последующего истребления и выселения всех несогласных с радикальной переделкой общества.

5.

Ко всякой цели ведет множество путей, и большинство из них не открываются сразу. Если чья-то цель – светлое будущее, бесклассовое общество, равенство-братство и всякий прочий «коммунизм» – пусть так. Это в любом случае весьма позитивная цель, совершенно несравнимая с целями каких-нибудь радикальных националистов или исламских фанатиков. И на пути к такой цели можно будет сделать немало полезного для людей. Если, конечно, выбрать правильный путь, а не «весь мир до основанья, а потом…». Если «до основанья», то отличий от упомянутых радикалов и фанатиков я уже почти не наблюдаю. Ведь мне, по большому счету все равно, ради чего меня расстреляют, а семью отправят в трудовые лагеря – ради ускоренного прикручивания варп-реактора к фанерной этажерке, или ради скорейшего исполнения воли Аллаха и борьбы с неверными.

Как уже было сказано, экономическая технология под названием «социализм» не будет достаточно эффективна в современном мире по множеству причин, и первая из них – психологическая. В неком фантастическом обществе, состоящем сплошь из интеллигентных профессоров и выдающихся деятелей культуры, для которых личные открытия и творения намного важней личных финансов – технология могла бы оказаться вполне пригодной. Или, например, в каком-то глубоко религиозном сообществе, в котором люди реально бы не ценили земные блага. Или, в неком высокотехнологичном мире будущего, где почти любой предмет можно по-быстрому «собрать из атомов». Но мы не живем в каком-либо из этих миров. Мы живем здесь и сейчас.

А здесь и сейчас нужны какие-то иные пути (если, конечно, мы не хотим очередной кровавой каши вместо строительства более эффективной системы). Путь постепенного редактирования существующей системы за счет разумных ограничений для особо крупных частных капиталов, путь насаждения правильного образа мысли, путь постепенного снижения общественного интереса к личному материальному переизбытку, и так далее. Кому что нравится.

Тем паче, технологический прогресс пока вполне способствует подобным, мягко-эволюционным путям. Например, все меньше людей на земле голодает. И (слава вечно проклинаемым ГМО!), велика вероятность того, что ситуация в этом плане дальше будет только улучшатся. Когда над человеком не висит постоянная угроза голодной смерти – он уже начинает чуть меньше волноваться насчет личных накоплений. То же касается и прочих повседневных предметов. Горы дешевых шмоток, копеечные гаджеты… Все больше разнообразных вещиц доступно человеку, который еще сто лет назад периодически голодал и десятилетиями берег каждые штаны и каждую тарелку. Хочешь – не хочешь, но при таких темпах со временем вполне может наступить пресыщение личными вещами. И подозреваю, что для большинства именно пресыщение станет первым шагом вперед, в новую реальность.

Когда при взгляде на пачку денег у большинства людей будет проскакивать мысль: «хм, а ведь все необходимое у меня уже есть… разве что пойти поменять свой коммуникатор на более модный?» — только тогда можно говорить о массовой психологической готовности к какому-то там «социализму». Как говорят детские психологи: «чтобы научится делиться – сначала надо научится владеть».

Всем известно, что маленькие дети – страшные жадины. «Это моя игрушка, это мой мячик, отдай!» И многие родители пытаются уже и полуторагодовалого ребенка заставлять делиться. Через истерики, через насилие. Но, по наблюдениям психологов, хоть заставляй, хоть не заставляй — итог все равно примерно один. Ребенок все равно перерастает жадный возраст, и его в какой-то момент вдруг осеняет, что играть вместе с другими детьми в миллион раз интересней, чем тупо сидеть на груде «своих» игрушек в одиночестве. И жадность исчезает сама собой. А вот последствия истерик и насилия остаются и незаметно влияют на психику… Эта параллель как нельзя лучше иллюстрирует путь принудительного и несвоевременного «построения социализма».

Впрочем, тут многие оппоненты наверняка скажут: «а как же самые-самые главные эксплуататоры-олигархи, они-то небось уже давно пресытились, но что-то не спешат жертвовать свои деньги на полезные дела и ехать в деревеньку капусту сажать?!». Во-первых, имеются и подобные прецеденты. А во-вторых, при текущем отношении к личным материальным благам – деньги дают власть над миром. И это самое главное. Ибо жажда власти, жажда первенства – это штука куда как более сильная и совершенно неискоренимая, в отличие от стремления к личному материальному изобилию. В мире же, где деньги не имеют такой массовой психологической силы, как сейчас, путь к власти через зарабатывание дензнаков окажется самым малоперспективным. Ну, в самом деле, что мне за дело до какого-то богатея, если у меня и так есть все необходимое при минимальных усилиях? И что за власть он может надо мной иметь, если я ни в чем острой нужды не испытываю?

Пока же личное богатство и власть (авторитет, контроль, особые возможности) являются тесно связанными вещами – большинство людей все равно будут стремиться к богатству, как к самому очевидному пути «наверх», не связанному с какими-то особенными личными талантами или героическими усилиями. И это стремление сможет снизится лишь на определенном уровне развития технологий. На таком уровне, который будет способствовать массовому равнодушию к деньгам, не раньше. И ничего тут не попишешь.

6.

Разговор о всех возможных путях мягкой эволюции общества от бесконтрольного капитализма до какого-то мягкого социализма (впрочем, пока мы дойдем до этого нового строя – он, возможно, уже будет называться совсем иначе) – этот отдельная большая тема, которая точно не уместится в формат заметки в блоге. Важно то, что эта эволюция уже давно идет. Мы ее наблюдаем.

Работник начала XIX века в России – это бесправный скот, который обязан вкалывать на хозяина столько времени, сколько он может пережить без сна. И хозяину плевать, если работник тяжело заболеет и не сможет вкалывать. Российский работник начала XXI века имеет вполне приемлемый рабочий день, социальные гарантии, большой отпуск и море всякого комфорта и доступных развлечений. А главное, его выживание уже никак не зависит от хозяина предприятия. Увольнение, смена работы на менее престижную – приведет разве что к некоторому снижению уровня комфорта и материального изобилия. Никакой катастрофы. Власть капиталиста над рабочим из практически абсолютной – превратилась в весьма и весьма условную. При этом, у капиталиста появилось еще и множество новых обязанностей перед обществом и государством.

Это прогресс? Однозначно.

Или вот ещё, к вопросу о «путях»… Лет 10-12 тому назад, в одной из наших истфаковских дискуссий родился забавный вопрос. Чем отличается условная современная корпорация с подавляющим большинством акционеров-миноритариев – от условной социалистической страны? Вывод, который тогда прозвучал – «практически ничем, если эти акционеры являются сотрудниками корпорации». И ведь этот парадоксальный ответ совсем недалек от истины!

Тут я сразу вспоминаю одну свою знакомую, работавшую стюардессой в Аэрофлоте с самого начала 1990-х годов и владевшую акциями Аэрофлота на довольно крупную сумму. Чем ее отношения с родной компанией отличались от отношения рядового члена КПСС с родимым советским государством? Она трудится на эту компанию, получает от компании оплату и всякие ништяки, типа путевок на курорты. Официально она является, условно говоря, «совладельцем» компании, и даже считается, что ее голос может иметь какое-то значение при принятии некоторых решений. Хотя, на самом деле, реальные решения все равно чаще всего принимают крупные бонзы, обладающие несравненно большим весом и реальным контролем над корпорацией… Вполне себе схожие конструкции, не правда ли? И кто знает, может со временем они станут вообще едва отличимыми друг от друга.

Это не просто очередная иллюстрация насчет «разных путей», это еще и хороший пример того, что кондовые марксистские схемы с «эксплуататорами», «паразитами» и прочим подобным – применимы лишь к некому весьма условному капиталистическому предприятию, «сферическому в вакууме». Где хозяин палец о палец не ударил ради развития и процветания компании, а всю реальную работу по управлению выполняют наемные работники. Где орда бесправных рабочих, в поте лица создают «прибавочную стоимость», начисто пропадающую в бездонных карманах паразита-капиталиста… Но на деле, реальная структура большинства компаний уже намного сложнее этого плакатного примера. А общая социально-экономическая структура нашего общества еще сложней и разнообразней, Марксу такое и не снилось. И чем дальше, тем больше это разнообразие увеличивается. Частное и государственное, малое и большое, с наемной рабочей силой и с кооперацией совладельцев – все это переплетается в разнообразный, сложный и тонкий механизм. Который едва ли отреагирует каким-то повышением эффективности на топорные и разрушительные методы в стиле «это отнять, это обобществить».

Недавно, у одного из популярных блогеров проскакивала забавная заметка с самыми простыми примерами того, насколько объективная реальность сложнее прямолинейных марксистских схем. Далеко не все примеры там являются удачными, но в целом – очень неплохая иллюстрация к теме. Стоит ознакомится.

7.

Главный вопрос всех дискуссий на тему «красной идеи» всё равно обычно сводится к пониманию пресловутой «прибавочной стоимости». Стоило мне только сказать, что на самом деле здесь речь идет лишь про непропорциональное («несправедливое») распределение, как сразу раздались возмущенные голоса. Какое еще «распределение»! Отъем! Грабёж! Паразитизм!

Увы, хоть вы тресните, но даже если я купил муки на 100.000 рублей и потратил на обеспечение выпечки (включая оплату труда) и обеспечение продажи готового хлеба еще 100.000, а выручка с продаж составила 300.000 рублей – это совсем не значит, что лишнюю сотню произвели исключительно пекари. Без моего труда, без вложения моих средств и сил – этих лишних ста тысяч не появилось бы. Точно так же, как не появилось бы их и без труда пекарей. И даже если я не сам создавал это микро-предприятие, а купил его в готовом виде, я все равно потратил на это свой труд (вложенный опосредовано, через собственные, ранее заработанные деньги).

То есть, едва ли не в большинстве реальных случаев, владелец все равно является «сопроизводителем» конечного продукта. Поэтому, как правило, он имеет полное моральное право на какую-то часть прибыли. И да, чаще всего, он получает несравнимо больший процент этой прибыли, по сравнению с наемными работниками. И понятно, что работникам при этом может быть завидно и обидно. Если меня, как пекаря, такая дележка не устраивает, то я могу пойти работать на другие предприятия, или вообще печь у себя дома уникальные тортики на заказ – тоже весьма прибыльная штука, и никакой зависимости от владельца пекарни. Разве социалистическая система в аналогичном случае предоставляет мне какие-то более выгодные условия? Разве пекарь здесь будет получать не только свой установленный оклад, но и еще какие-то дополнительные деньги? Например, те самые деньги, которые тратятся на поддержку дружественных режимов в далекой Африке? И может ли пекарь говорить, что социалистическое государство ворует созданную его трудом прибавочную стоимость и тратит её на какую-то забугорную ерунду?

В общем, тут рождается очень много вопросов, и далеко не на все из них находятся вразумительные ответы. Но факт остается фактом. Непропорциональное распределение есть всегда (в том числе, и при социализме). И оно всегда кажется несправедливым тому, кому досталось меньше, чем другим. Но это не «воровство». Это издержки денежной системы, некоторые из которых со временем, возможно, удастся исправить с помощью государственного регулирования (многие уже исправлены). А некоторые – останутся вечными её спутниками.

Но вот что точно можно назвать воровством – так это отъем предприятия у человека, который вложил свои силы и средства в его создание. Отъем только лишь на том основании, что этот человек, дескать, некий «эксплуататор». Это абсолютное, безусловное воровство, как с точки зрения морали, так и с точки зрения любого справедливого закона. И вопрос о том, сколько именно сил или денег лично он сюда вложил – это вопрос уже вторичный. И довольно бесполезный, если дело дойдет до какой-то всеобщей национализации «средств производства». Все равно, у государства не хватит денег, чтобы хоть как-то компенсировать потери каждому владельцу. Так что, остается или не трогать и постепенно преобразовывать всю систему, или оголтело «грабить награбленное», оправдывая очевидное массовое преступление – «преступлением» весьма и весьма условным. Оправдывать некой эффектно звучащей «эксплуатацией», по итогам которой всем живется вполне сытно и комфортно а, эксплуатируемые в большинстве случаев почему-то не замечают никакого «угнетения» со стороны эксплуататора.

8.

Главный враг у всех нормальных людей один и тот же. И это отнюдь не «паразиты» или «совки». Этот враг – глупость человеческая. Бескомпромиссный слепой фанатизм. Демонстративное нежелание что-то изучать и пересматривать какие-то стереотипы. Тупое скотское хамство. Неумение воспринимать точку зрения, находящуюся вне привычной бинарной модели «свой-чужой». Замашки провинциальных пропагандистов, затмевающие нормальное мышление. Всё это сейчас стало настолько привычным и вездесущим, благодаря популярным интернет-площадкам, что мы даже уже перестали обращать внимание и задумываться – до чего все это мерзко и неадекватно. До чего это далеко от нормального диалога и нормального действия…

В конце концов, разумные люди обычно находят дипломатические пути и компромиссные решения, даже если изначально казалось, что они находятся едва ли не по разные стороны баррикад. А упёртые фанатики до последнего бодаются даже с потенциальными союзниками, не желая признавать ничего такого, что хоть немножечко выходит за рамки однажды вызубренных концептов. С кем мы хотим быть — с первыми, или со вторыми?

Знаете, в чем заключается главное отличие между Россией и каким-нибудь Сомали? Оно заключается вовсе не в климате, и не в цвете кожи жителей. Оно сводится всё к тому же – к отличию между двумя способами действия, между двумя путями. Есть путь мирной эволюции, путь компромиссов и совместных конструктивных действий. А есть дорога упрямой борьбы со всеми путями, которые отличаются от избранного тобой – безусловно верного, ибо всесильного. И всесильного, ибо верного.

История показала, что мы способны не только на второй способ действия (который доступен воообще всем), но и на первый. Мы можем не только фанатично топить в одну сторону до упора, пока окончательно не рассыплемся в прах. Мы способны еще и на высшие формы личного и общественного действия. На консолидацию вопреки разногласиям. На выработку общих целей и личное самоограничение ради движения к общим целям. На признание наших общих ошибок, и на самовосстановление после тяжелых последствий этих ошибок. На самокритику и саморедактирование. Очень хочется верить, что мы на всё это действительно способны…

Можно и нужно критиковать марксизм. Можно и нужно критиковать либерализм или национализм. И даже если завтра я придумаю какую-то совершенно новую, чрезвычайно продвинутую социально-экономическую теорию – ее можно и нужно будет критиковать. Это и есть «прогресс». Искать недостатки, изменять, улучшать. К сожалению, наш среднестатистический «идейный коммунист» нынче скорее выступит врагом любого прогресса, если этот прогресс не пожелает укладываться в уютную рамочку немецких гипотез полуторавековой давности.

Впрочем, реальность хорошо лечит от всякого рода зацикленности и зашоренности. Жаль только, что лечит не быстро, и не всех… Но некоторые «около-красные» современные концепты уже демонстрируют вполне приличную гибкость и стремление к эволюционным путям. И, что самое важное, демонстрируют определенное миролюбие, а не замашки в стиле бородатых фанатиков из сирийской пустыни. Это позволяет надеяться, что будущее – за здоровыми формами роста социальной справедливости, а отнюдь не за классическим: «Маркс-Ленин — классовая борьба – к стенке проклятых паразитов!».

Так будем же надеяться!

На этой позитивной ноте, пожалуй, я и закончу с темой «красной идеологии».

О событиях 1917-го вспомнить в обозримом будущем, наверное, еще придется. Все-таки, юбилейный год. Но это, полагаю, уже будет совершенно иной разговор, в сугубо научно-исторической плоскости.

actoris

Может быть вам еще будет интересно почитать...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>