Народные инквизиторы эпохи Охоты на ведьм

Массы сорганизованных обывателей… оказались более способными на страшные преступления, чем так называемые профессиональные преступники, лишь бы чти преступления были хорошо организованы и имели вид обыкновенной упорядоченной работы.
Ханна Арендт. «Истоки тоталитаризма»

«НАРОДНЫЕ ИНКВИЗИТОРЫ»

Было бы ошибкой предполагать, что волны репрессий шли на убыль и гасились из-за «благородного возмущения», которое вызвали в народе бесконечные аресты и пытки. Известно немало случаев, когда официальные власти пытались препятствовать разворачиванию крупномасштабных преследований, но под давлением населения вынуждены были возобновить судебные процессы (Щнархпфф, 1996, с. 316—317).

Inquisition

Вышеупомянутое Моровекое дело (Швеция, 1669 год) — один из ярких тому примеров. Оно поражает масштабом массовой истерии, с которой власти хотели, по не смогли справиться. Сам король Карл XI попытался приостановить цепочку обличений, Он предписал комиссии обойтись без заключений в тюрьму и пыток, обвиняемые должны были искупить свою вину молитвами. Но когда комиссия собралась, явилось три тысячи граждан, чтобы послушать проповеди и помочь следователям. Поток показаний детей, оговоров и даже самооговоров, а также «достоверные» описания шабаша и присяги дьяволу — переубедили комиссию.

Уже на излете охоты на ведьм, когда судебные разбирательства стали более мягкими и редкими, происходило множество линчеваний. В 1704 году в Питтенвиме( Шотландия) толпа линчевала самым изуверским образом бежавшую из тюрьмы Дженет Корпфут, которую обвинил в околдовывании одержимый подросток. Магистрат даже не попытался вмешаться и приостановить расправу, а священник отказал в христианском погребении (Роббинс, 1995, с. 315—317). За несколько лет до этого, в 1700 году, другая «ведьма», после пятимесячного одиночного заключения в темнице, пыток и уплаты штрафа, была освобождена. Но женщина не смогла вернуться в родной город до самой смерти, так как местное население не приняло столь лояльного решения судей (там же).

Официально последняя ведьма в Англии была казнена в 1682 году, но в 1751 году власти Тринга не смогли уберечь от самосуда толпы пожилую пару Осборнов, которых посчитали колдунами; правда, власти расследовали этот случай самосуда, и зачинщик расправы был обвинен в убийстве и казнен (там же, с. 300).
Самосуды, доносы, лжесвидетельства, жалобы па ущерб, причиненный порчей, — это отнюдь не полный перечень инициатив, идущих «снизу».

В некоторых районах Германии (области Саара и Мозеля) в деревнях действовали особые институционально оформленные общественные органы, выявлявшие ведьм и предававшие их в руки властей. «Сельские инквизиции» вырастали из традиций деревенского самоуправления, члены этих комитетов избирались на общих собраниях мужчин, которые, как и большинство сходок, проводились под каким-нибудь деревом. Каждый мужчина, став членом такого комитета, облекался особыми полномочиями, он имел возможность и свести счеты с соседями, и показать себя борцом за чистоту веры.

Задачей деревенских инквизиторов было собрать улики и свидетельства очевидцев, задержать подозреваемых, а также уладить все дела с оплатой судебных издержек (Е. Лябуви. В. Руммель — см. об этих исследованиях: Шверхофф. 1996, с. 317).
Г. Шверхофф замечает, что исследование архивных материалов, отражающих деятельность этих комитетов на всех стадиях процессов, вплоть до пыточных камер,

«сильно отрезвит романтика, который видит в коммунальных традициях оплот демократии и сопротивления репрессиям властей» (там же, с.318).

Историки, писатели, публицисты, пытаясь разобраться в трагедиях далекого и совсем недавнего прошлого, связывают их прежде всего с теми, кто стоял у кормила власти и был идейным вдохновителем репрессий, — Нерон, Иван Грозный, Робеспьер, Сталин, Гитлер, Мао Цзэдум, всех тиранов не перечислишь,..

«…Но наивно думать, что Сталин сам по себе смог бы выбросить десять миллионов крестьян из своих домов, загнать их в гиблые места Сибири или же произвести кошмарно кровавую чистку по сей стране великой. Это делали опять же миллионы граждан, фатально выстроенные в своеобразный всеохватывающий механизм, способный в силу своего устройства действовать именно так, именно с такой чудовищной жестокостью» (Тендряков, 1995, с. 228).

«Фатально выстроенный механизм», который вовлекает в преследования все слои населения, — это и есть суть террора но все времена.
Выявление и преследование инакомыслия становится делом не только карающих органов, но и нормой поведения любого законопослушного гражданина.
На миллионы жертв репрессий — миллионы добровольных доносчиков, тех, кто не из страха кромешного, а искренне, по зову сердца поддерживает и одобряет самые кровавые меры — от «сельских инквизиций» до добровольных соглядатаев. («А как еще с ними, нехристями/вероотступниками/врагами народа можно?»)

Для кого-то донос, может быть, единственная возможность вырваться из рутины обыденной жизни, почувствовать сопричастность истории, прокладывая по костям путь очередной душеспасительной идее. Для кого-то человеческое «жертвоприношение» — это способ решения своих внутриличностных проблем: стремление к власти, сверхкомпемсация, самоутверждение… Подобные, открытые еще психоанализом, механизмы развития личности и защитные механизмы порою достаточно дорого обходятся человечеству (см. работы А. Адлера о Наполеоне и Гитлере). А может быть, доносительство взращивается банальным конформизмом…

Мария Тендрякова «Охота на ведьм: исторический опыт интолерантности»

273 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Понравилось? Поделись с друзьями!

Может быть вам еще будет интересно почитать...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>