Алмазная лихорадка

Здесь далее у мальчишек карманы набиты стодолларовыми купюрами
Копи Капембы простираются вдоль реки Кванго в северной Анголе. На дне огромных котлованов, вырытых кирками, лопатами и голыми руками, копошатся нищета, алчность и смерть. Стены котлованов пропитаны водой, и камангистас — незаконные алмазокопатели —порою просто не могут подняться наверх. Они соскальзывают все ниже и ниже, и, если совсем уж не повезет, их смывает необыкновенно мощным течением Кванго: еженедельно из реки извлекают до десятка искалеченных тел. Однако где еще на Земле отчаявшийся бедняк, если повезет, может все же вылезти на берег с пригоршней алмазов? Раньше в провинции Северная Луанда, куда входит Капемба, жителям категорически воспрещалось иметь кирку. С нарушителями особо не церемонились: за неповиновение — смерть. Потому что эти прииски разрабатывали компании, находившиеся под монополией государства. Однако дно Кванго до сих пор хранит большие запасы камней.
Начало охоты за алмазами совпало с прекращением гражданской войны и принятием нового закона, позволяющего гражданам владеть необработанными камнями. Десятки тысяч разорившихся крестьян, демобилизованных после гражданской войны солдат ринулись столбить заветные участки.
В результате пострадала не только экономика Анголы, от которой после войны осталось одно название. Огромное количество камней, добываемых потом и кровью, контрабандно вывозилось за границу и вливалось в доселе тщательно контролируемый алмазный рынок. Этот поток сбивал цены и приносил серьезнейшие убытки самому могущественному в мире картелю — алмазной империи «Де Бирс». Дабы стабилизировать мировые цены «Де Бирс» стал расходовать до 500 миллионов долларов в год на скупку дешевых ангольских алмазов.
Для орд охотников за удачей эти политико-экономические соображения не значат ничего. Камангистас почувствовали вкус денег, они не отступят, пока из Кванго не будет извлечен последний алмаз. Тем более что здесь уже появились люди, служащие наглядным примером для старателей.

Dobycha-almazov
Тридцатисемилетний Айвен живет в двухкомнатном домике с жестяной крышей, хотя оборот его бизнеса составляет миллион долларов в неделю. Он считается крупнейшим алмазным дельцом в Кафунфу, городке, потерявшемся близ нелегальных копей. Крестный отец всех неудачников и авантюристов, он наделен абсолютной властью. Купленная им местная полиция охраняет его хижину круглосуточно. Его авто-и авиапарк составляют два «БМВ», два джипа (каждый стоимостью в 50000 долларов), а также самолет, готовый в любую минуту взлететь в воздух в случае «непредвиденных обстоятельств». Божок местного значения, он до приезда сюда был простым механиком. Кафунфу похож на тысячи таких же городков провинциальной Африки: изолированный от остального мира дорогами, превращающимися в реки в сезон дождей. Отличается он только жителями. Здесь даже у мальчишек карманы набиты стодолларовыми купюрами. Они могут оценить любой камень с точностью дебирсовской сортировальной машины, но не умеют читать и писать. Стодолларовые банкноты, к слову сказать, являются основной денежной единицей, что при здешних ценах неудивительно. Заправить бак горючим, например, стоит 400 долларов, банка кока-колы — 100. Тысячи камангистас, «невылупившиеся» миллионеры, неустанно, словно под гипнозом, долбят грунт — и умирают сотнями от голода и болезней. У них нет ни организации, ни связей — связями обладает Айвен, скупающий по дешевке их алмазы и перепродающий их в Луанду, Киншасу и Антверпен. По идее, представители закона должны бы уже давно арестовать его за нелегальную разработку приисков. Но… И сколько их в Анголе, таких, как Айвен? Кому они могут быть выгодны? Вот вопрос.
Старатели, работающие на Айвена,готовы на любой риск. Джозеф, бывший солдат «Унита», мечтает заработать денег для учебы в университете. Мечта Чарльза, седого уже старателя, никогда не бывавшего за пределами Кафунфу, куда проще:

«Когда найду алмазы, куплю себе зонтик от солнца».

И, кажется, целая вечность отделяет адские котлованы Капембы от существующих в той же провинции Северная Луанда легальных копей, которыми владеют легальные компании. В тех районах строятся школы, фермы и фабрики для работающих на приисках старателей и их семей. Еду доставляют из Южной Африки специальным самолетом, копи обеспечены охраной и медицинским обслуживанием. Грунт выкапывают огромными экскаваторами, а буйная Кванго отведена на километры — для безопасных раскопок ее бывшего ложа. Использование рентгена при сортировке позволяет компаниям извлекать 99 процентов камней, в то время как вся надежда камангистас — только на крупные алмазы. Иохан фон де Стрихт, представитель одной из корпораций, говорит о том, что Ангола может превратиться в государство, подобное Сьерра-Леоне: очищенная от алмазов, она стала одной из беднейших стран мира:

Тем временем алмазы Айвена спокойно оседают в мировых центрах по их обработке и перепродаже. И «Де Бирс» вынужден покупать их, чтобы поддержать цены… и миф о неиссякаемости алмазов, знаменитых не только своей твердостью, но и вторым именем — бриллиант, вечный символ любви.

Майлз БРЕДИН

323 просмотров всего, 3 просмотров сегодня

Понравилось? Поделись с друзьями!

Может быть вам еще будет интересно почитать...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>