Умер Максим Лобанов. Причины смерти

29 апреля умер Максим Лобанов — некогда «представитель блогера номер один» Техномада. Причина смерти — острая сердечная недостаточность.

Таково мнение медиков и блогеров, обладающее очень важным в наше время качеством — превращать следствия в причины. «Донецкая мадонна» умерла из-за разрыва снаряда. Одесситы в Доме Профсоюзов умерли от ожогов и отравления угарным газом. А Максим, как и 612 тысяч россиян ежегодно умер от острой сердечной недостаточности. Ему было 29 лет.

IoNbjtNXcwE

Удивительное дело — когда мы рассуждаем о менеджменте предприятии или организации, мнения как правило совпадают. Возьмем для примера директора завода, который постарался максимально избавиться от ответственности и самоустраниться от управления. И представим, что впоследствии на этом заводе возник пожар и погибли люди. В такой ситуации мы точно знаем, что директор виноват: вникать в работу не хотел, развел кумовство, за дисциплиной не следил, на пьянство и прогулы закрывал глаза. И слишком много работы отдавал аутсоринговым компаниям, которые чтобы побеждать в тендерах предлагали заниженные расценки, а потом обманывали заказчика по всем аспектам выполненных работ. Вот и получилось: один был пьян и случайно поджог, другой был родственник и ничего не понимал в охране труда, третий при монтаже противопожарной системы в два раза «сэкономил», и так далее. Но мы не ограничиваемся следствиями и ясно видим за «смертью от отравления угарным газом» преступное действие или бездействие одного, второго, третьего, а вслед за ними и директора. И мы точно знаем что предыдущий директор — деятельный, ответственный, знающий производство от и до, был лучше. И хотя он к сотрудникам был очень требователен и строг, но пожаров при нем не было, да и сам завод работал намного эффективнее.

Но как только речь заходит о стране, мнения расходятся. С ней, правда, дела обстоят сложнее чем с заводом — поскольку руководитель более ограничен рамками разных политических систем, которые мы называем либерализмом или социализмом. Но если, абстрагируясь от деталей, продолжить аналогию, то тех руководителей, кто строго наказывал мошенников — называют кровавыми палачами, тиранами, душителями свободы, преступниками. А тех кто устранился от управления, максимально избавился от обязанностей и ответственности, почему-то не принято обвинять в халатности. Их преступное бездействие преподносится как гуманность, как стремление к свободе, как спасительные реформы, цивилизованный подход и даже возрождение традиций и духовности. Многочисленные жертвы, возникающие в результате подобного «гуманизма», списывают на «причины» вроде острой сердечной недостаточности. Иногда их списывают на руководителя страны лично, но никогда на идеологию или политическую систему вообще.

 

zhertvi

Бытует мнение, что либеральная идеология не имеет «структуры»: четких очертаний, священных текстов, догм, цензоров, замполитов и т.д. Но таково свойство цифровой эпохи — в ней исчезла необходимость в партсобраниях. Их нет, но тексты либералов, никак не связанных друг с другом, похожи как две капли воды уже много лет. Людям вроде Ходорковского, не придающим словам особого внимания, либерализм дается легко. Они могут написать книгу, в которой смешают «неудачников» с грязью, после чего стать неудачниками и спокойно доживать свой век. Русскому же человеку свойственно быть фанатично преданным своей идее. Либерализм дается ему особенно тяжело.

Максим, как и прочие либералы, писал все те же похожие тексты. По форме их можно было бы принять за копипасту из книги «Человек с рублем», но по своему внутреннему психологическому настроению они больше напоминали «тварь я дрожащая или право имею». Не знаю, читал ли он Достоевского, но даже в описании своего быта, своих отношений с родителями, девушками, он воспроизводит мир «Преступления и наказания» — отвратительно, грязно, пакостно, гадко… Ницшеанские идеи, терзавшие Раскольникова, Максим впитал в новой, современной, экономической обертке:

Я никогда не был падшей офисной крысой, готовой отказаться от личной жизни, хобби, сна и семьи ради тридцати тысяч рублей в месяц. Для меня работа по найму — это позор. Я воспринимаю это как самую настоящую проституцию. Именно поэтому для меня всегда было столь важно добиться в жизни успеха, не замаравшись в этой грязи.

Либеральная «философия успеха» в нашей стране имела одну характерную особенность: ее гностическое разделение людей на «быдло» и «небыдло» было еще сильнее, чем на Западе. Иначе не получалось объяснить, почему вчерашние рядовые ученые, врачи, инженеры, рабочие, зачастую ничем себя не проявившие, вдруг сказочно разбогатели в мгновение ока. Точнее, почему одни разбогатели, а другие — обнищали. Поэтому наш либерализм — а Лобанов очень точно уловил его суть — всегда отличалась крайне жесткой и уничижительной риторикой по отношению к бедным:

Они в большинстве своём глупые, необразованные, брюзгливые, вечно недовольные, вонючие (нет денег на хороший парфюм), вредные для экологии (их дерьмовые авто отравляют воздух), неприятные на вид. Их преступление в том, что они всё в своей жизни сделали не так (ввиду недостатка ума и отсутствия деловой хватки), и теперь висят обузой на шее у государства и нормальных людей…
Бедные люди не нужны экономике, они не вписываются в неё, а лишь наносят ей ущерб.

Вот такую «философию» Максим воспринял с воистину религиозным воодушевлением:

Так вот это, граждане, как раз и есть самая суть. Задача моей жизни — показать, что, хоть я и вырос в семье рядовых граждан, я не принял и не приму систему ценностей бедных людей. Я, как бы это нескромно ни звучало, достаточно умен и в состоянии глобально, перспективно и стратегически мыслить. И поэтому меня мало впечатляют бедные, их мелкие проблемы, мелкие нужды, мелкие дела. И моя главная цель — показать на своем примере, что не все бедные созданы для того, чтобы мычать в стойле.

Сложно сказать когда это произошло — в школе или в институте, но с тех пор «философия успеха» стала для него «философией смерти». «Нищие», со слов Максима, родители», которые «ничего не могли дать» юному петербуржцу, тем не менее помогли ему в 2009 году закончить университет пищевых технологий, но вместо того чтобы работать по специальности он бросился открывать «свое дело». С непременным условием — «разбогатеть быстро, как в 90-х».

Если бы он посмотрел статистику, то увидел бы, что только 3,4% малых предприятий живет более 3-х лет — остальные закрываются ранее. А вероятность выиграть в казино при соотношении 17 к 1 составляет 5,41% — больше, чем вероятность создания успешного бизнеса в России, тем более при отсутствии стартового капитала. Если бы он внимательно присмотрелся к «гуру» отечественного предпринимательства, вроде Довганя, то увидел бы явное нежелание заниматься своим бизнесом. Вести тренинги, консультировать, помогать, крутить чужие деньги, торговать лицом и ни за что не отвечать — да; вкладывать свои деньги и нести риски — категорически нет. Если бы он трезво рассмотрел деятельность олигархов, то не смог не заметить разницу между словом и делом. На словах — дифирамбы «свободному рынку» и собственному предпринимательскому таланту как причинам их богатства. На деле — подсудные финансовые махинации, уход от налогов через оффшоры, и монополизм вкупе с коррупцией, чтобы свести факторы «свободного рынка» к нулю. Девиз реальной экономики: «рискуют только дураки».

Но Максим слишком верил словам. Вместо статистических отчетов он впитывал декларативное вранье, которое в огромном количестве обрушивается на голову каждого россиянина. И даже после своего падения он продолжал писать письма олигархам в надежде что хоть кто-то сможет ответить за свои слова. Как же так, я сделал все как вы велели, почему нет результатов? Я страдаю, погибаю, помогите — ведь я ваш самый преданный последователь! Ответов не последовало…

liber

Но вначале был подъем. Феномен 90-х, символ 90-х — «обезьяна на джипе», по выражению Пелевина, стал возможен не потому что одному поколению просто повезло. За этим везением стояла политическая необходимость и большие деньги — такие деньги, ради которых можно было временно позволить даже обезьянам иметь джипы (позднее их забрали). В связи с надеждами многих серьезных политических игроков наконец-то сменить Путина, в 2010 году в медийную среду хлынул поток денег. И там ненадолго, года на два, наступили «девяностые». Обезьяны блогосферы прорвались в топы по посещаемости, появились на телевидении, вышли на трибуны протестных митингов. Они имели власть, деньги, купались в лучах славы и мнили себя хозяевами жизни. Максим Лобанов оседлал свою мечту.

По его утверждению, слава пришла к нему после статьи «Олигархи сосут«, которую он послал анонимному блогеру Техномаду без особой надежды на опубликование.

Глупый, злобный, провокационный, недалекий, не дискуссионный материал Техномад неожиданно вывел в топ. В комментариях он пишел:

«я просто перепостил более-менее интересный текст. В основном, ерунду всякую шлют. А тут как-то удалось.»

Прямо как Шнуров, слушающий записи своего первого альбома. Архимед и «эврика». Чем он при этом руководствовался, что удалось — для меня загадка. Провокационность — хотел охватить как можно большую аудиторию — и тех кто любит олигархов, и тех кто их ненавидит?

Или взять например другое популярное видео «о никчемности быдла»:

Что в нем интересного? Зачем «блогеру номер один» понадобилось делать из Лобанова «голого короля», выводить пустышку на медийную и даже политическую орбиту — неужели нельзя было найти другого, более подходящего человека? Ведь популярность даже в 2010 году не давалась просто, а была хорошо организована:

Вот у Дворковича взять интервью было мегасложно. Вот где простым смертным не пройти. Схема там была очень длинной. Не могу разглашать подробностей, но вроде как парочку олигархов пришлось подключить просто для начала переговоров о намерении в будущем иметь возможность договариваться о вероятном интервью.

До Медведева Максима так и не допустили. Немного не хватило, кстати.

dvor

Склоняюсь к тому, что Максим крайне прямолинейно выражал всю сущность отечественного либерализма, включая те моменты, о которых либералы предпочитают молчать. А если и говорят, то стараются как-то компенсировать свои слова: в одном интервью обмолвились что бабушки-пенсионерки — зло, балласт и тормоз для эффективного развития экономики, пожелали им скорейшей смерти. А в другом медийном сюжете перевели бабушку через дорогу и подарили цветочков. Максим же «рубил с плеча»: коррупция — хорошо, воровство — прекрасно, грабеж страны в собственный карман — замечательно, бабушки — сдохните. Далее, Лобанов был воплощением той самой «американской мечты», той «философии успеха», которую хоть иногда, но надо подкреплять реальными жизненными примерами. Вот мол, простой бедный парень, без связей и денег (и, в скобках — без особых талантов), смог добиться, казалось бы нереальных целей, осуществить крайне амбициозные мечты. Сам, своим умом, предприимчивостью и смекалкой. Значит, Россия — страна безграничных возможностей и исправно работающих социальных лифтов. Все возможно, стоит лишь только захотеть. А чего добился ты?

Отсутствие же талантов и достижений в 2010 году не казалось большой проблемой. Накрутить яндекс-рейтинг или жж-рейтинг было делом техники, и в этой технике Техномад был крупным специалистом:

А тогда было круто: стать представителем блогера номер 1. И никто не вдавался в подробности, что Яндекс-авторитетность вообще ничего не значит, и, естественно, накручивается, так как легко засирается её алгоритм. Люди, в том числе и многие популярные и известные, были падки на это заветное первое место. Поэтому общались со мной, сотрудничали…
Раньше топ ЖЖ можно было накручивать. Это был офигенный бизнес, лидером которого был Техномад. Именно он контролировал большую часть позиций топа. На этом можно было зарабатывать очень хорошие деньги и самому Техномаду, и тем, кто приводил ему богатых клиентов.

Накрутка рейтинга и тогда была видна невооруженным глазом. Достаточно было почитать жж «первого номера». В каментах — километры коротких, часто матерных фраз, начисто лишенных мысли. «Обдрочиться можно, афтар жжет! Ни…, афтар — дебил! Завали …, …! Соси …! Изя, ты подавился мацой? Сдохни, чмо! Ну вы уроды, пойду блевану…» Но до поры до времени «сверху» на это закрывали глаза. Надо полагать, в обмен на лояльность оппозиции. Выборы — дело тонкое.

Техномад хорошо понял другое правило «свободного общества»: не важно кто ты, о чем и как пишешь — важно как на тебя реагируют окружающие. Рейтинги знаменитостей не достаются по правилам «свободного рынка», они искусственно делаются, «накручиваются» по взаимным договоренностям. В иных сферах жизни это называется коррупция: когда с помощью взяток, связей и других нерыночных методов достигается победа над конкурентом. В медийной сфере такие схемы не запрещены и не осуждаются. Но будь «блогер номер один» более прозорлив, то смекнул бы, что «время обезьян» рано или поздно закончится, и выбрал бы другого, более устойчивого «фронтмена» для своего блога. Уже занятого какой-то «креативной» деятельностью — художника, дизайнера, фотографа, адвоката, журналиста, уличного активиста и т.п.

Возможно, что первоначальный план и заключался как раз в том, чтобы иметь «карманного политика», полностью зависимого от «блога номер один». Но сам «политик» не понимал действительные причины своего успеха, видя их в самом себе. В мае 2011 года за 100 тысяч рублей в месяц он продался в противоположный политический лагерь и стал писать статьи против Навального. Политика же — не то место, где можно себя вести подобным образом. Не зря, к примеру, «Тёма», намного раньше оседлавший ЖЖ, в политику глубоко не лез. Сегодня прорекламировал «Jeep» — и никто не обидится, если завтра ты прорекламируешь «iPhone». Но если ты сегодня ругаешь ПЖиВ и хвалишь Навального, завтра наоборот — ругаешь Навального и хвалишь ПЖиВ, послезавтра — срываешь покровы с ПЖиВ и снова превозносишь Навального — такого не прощают. Особенно если вся твоя популярность обеспечивается кем-то другим. Техномад тут же отлучил Лобанова от блога, его популярность покатилась вниз, поэтому ему перестали платить «кремлевские». Пытаясь вернуться он слил всех «кремлевских», с кем имел дело, но обратно так и не взяли.

А потом все закончилось — шара с накрутками рейтингов, информационные войны, миф о блогерах как независимых СМИ, выборы и бабло.

В марте 2012 года, аккурат после выборов, Лобанов объявляет о своем уходе из «большой блогосферы». Его новое амплуа — бедный, несчастный, всеми брошенный и забытый шизофреник мечтающий о суициде.

Мне трудно судить, насколько Максим говорил правду. Мнения читателей о его шизофрении разошлись:

- Почитал один день шизофреника
Страшно.
Он пишет, как здоровый человек.

- Его жалобы наводят на мысль, что ему хочется пожаловаться и привлечь к себе внимание. Кстати, шизофреников в реале я тоже видела. Они разные, конечно, но вот жалоб на нищету и трудное детство я от них как-то ни разу не слыхала. Слыхала зубодробительные идеи об устройстве вселенной, и что директор института сживает их со свету ритуалами вуду, и что каждый день во время медитации с ними входит в контакт инопланетный разум, и т.д. А быта в подобном состоянии они вообще не замечают, им просто сил не хватает замечать свои дырявые носки. Почему, собственно, носки и становятся дырявыми.

- Честно говоря, я всегда думал, что когда Максим пишет о своей шизофрении, это он так пиарится. Во время нашей встречи в Питере он не произвел на меня впечатления какого-то психически ненормального человека. Он был умный и вежливый парень, хотя конечно странности у него были…

Но полагаю, что Максим говоря о своей болезни, сознательно преувеличивал. Во-первых, его жалобные посты о том как нечего кушать — «реально сапоги грызу» — все же позволяли регулярно получать от сердобольных читателей некоторое количество внимания и денег:

«…денег достаточно, все есть, ничего не надо»

- Чем простые читатели, которым нравится Ваше творчество в сети, могли б Вам помочь? Видите ли Вы выходы из ситуации и готовы ли Вы их искать?
— Они помогают мне материально, и за это им большое человеческое спасибо. На выпивку хватает, а значит, не всё так плохо.

Во-вторых, симптомы которые он описывает — бред, бессонница, галлюцинации, суицидальные желания, голоса в голове — вполне подходят под симптомы белой горячки, а свой алкоголизм Максим не скрывал. Выглядело это вот так:

Он употреблял алкоголь и принципиально не пил таблеток, которые ему прописали от шизофрении — поэтому ему становилось все хуже. Он тонул в бессильной злобе к окружающим, в презрении к себе. Постоянно ностальгируя по временам «былой славы», он делал себе еще больнее, совершенно запутался, обвиняя других в своем одиночестве, списывая «невозможность социальной адаптации» на болезнь, а не на «философию успеха». «Философия», в непогрешимость которой он свято верил, обошлась с ним очень жестко. В ней не было места неуспешным. Они объявлялись бессмысленным, никчемным быдлом, не имеющим права на существование.

А ведь эта философия не нова, она не является изобретением «эффективных менеджеров» 90-х или студентов конца 19 века. Ей тысячи лет. И она прямо запрещена в Евангелии:

Иисус Христос провозгласил: “Кто же скажет брату своему: “рака”, подлежит синедриону; а кто скажет: «безумный», подлежит геенне огненной” (Матф.5:22). Как нужно понимать эти слова?
Согласно объяснению переводчиков Евангелия, слово “рака” в переводе с еврейского на славянский и русский языки обозначает “пустой (ветреный) человек”. На первый взгляд это слово не выглядит как ругательство. Однако это слово употреблялось евреями для унижения другого человека. Этим словом евреи выражали свое презрение к человеку, которого не уважали и ни во что не ставили. Поэтому в среде еврейского народа это слово считалось оскорбительным и употребление этого слова расценивалось как нанесение сильной обиды.
Вот как это место из Евангелия характеризует Святой Иоанн Златоуст, который писал, что это слово “выражает только некоторое презрение или неуважение со стороны того, кто его произносит. Подобно тому как мы, приказывая что-либо слугам или другим низкого сословия людям, говорим: пойди ты туда, скажи ты тому-то; так точно и говорящие сирийским языком, употребляли слово “рака” вместо слова “ты”.
Произнесение этого слова не только унижало человека и наносило обиду, но и указывало на то, что человек к которому применено это слово, не представляет сам по себе ничего ценного, он ничего не значит в жизни, то есть этот человек никто, пустое место, и с этим человеком можно не считаться, не ставить его ни во что.

Пора запрещать ее снова. Давно пора.

Н.Зайков

571 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Понравилось? Поделись с друзьями!

Может быть вам еще будет интересно почитать...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>