Судьба бунтарей

Интересное наблюдение в области американского кинематографа сделал Виктор Мараховский:

Изначально бунтарские и антисистемные персонажи один за другим превращаются в защитников передовых ценностей: гуманизма, гендерного и расового равенства, законности и всего такого.

Впрочем, есть мнение, что он лишь переозвучил свой старый текст, видимо в честь его десятилетнего юбилея.

Дальше, правда, следуют на мой взгляд невнятные выводы о тяге народных масс к виджилантам, но что интересно: и в американской мультипликации творится ровно то же самое.
«Алладин», «Шрек», «Гадкия я», «Пингвины Мадагаскара» и так далее — американский бунт против системы в американском искусстве всегда и безальтернативно заканчивается работой на систему. Вот такое нехитрое, но тотальное, и не побоюсь этого слова тоталитарное социальное программирование. И ведь работает — весь западный социализм мутировал в цепного пса режима за неполные сто лет. Что-то византийское в этом есть. Если процесс нельзя остановить, его нужно возглавить. При невозможности отвесить бунтарям звездюлей нужно дать им денег и отправить куда-нибудь сторожить границу.

И что еще более интересно — в американской литературе конформизм цветет буйным цветом испокон веков.
Марк Твен, изначально острый социальный сатирик (а сатира это без сомнения бунт) — успешно прикормлен. Теодор Драйзер — социалист, а потом и коммунист, «Трилогией желания» забивший в капитализм осиновый кол — менее успешно, но все же был усмирен и сотрудничал с властями. Джек Лондон, вбивший туда же еще один осиновый кол своим «Мартином Иденом» — блестяще отмиссионерен в расиста и почти фашиста. Почитайте бывшего уголовника О. Генри — и желание нарушать закон исчезнет раз и навсегда. У бунтаря Хэмингуэя только сферический в вакууме старик-рыбак мог успешно бросать вызов абстрактному морю. Реальный же рыбак, например из романа «Иметь или не иметь», еще толком не успел преступить закон, он лишь только поднял ногу для подобного шага — и бац! Моментально. В море. Сначала остался без руки, а потом и вовсе был застрелен — но не доброй полицией, а злодеями-революционерами, Карл!

С такой цензурой среднестатистический американец просто не знает, что такое бунт. Он искренне верит, что бунт (который не личная месть) — просто неординарный поступок с целью понравится шефу.

И после этого «западники», как из-за бугра, так и внутри страны, смеют упрекают нас, потомков революционеров, в «рабской психологии».

nikolay-zaikov

104 просмотров всего, 3 просмотров сегодня

Может быть вам еще будет интересно почитать...